четверг, 31 октября 2002 г.

Хибины 2002. Пеший поход.


Ну, вот и началось…
Идея этого путешествия родилась давно и втечение нескольких лет я возвращался к ней скорее как к мечте, чем как к реальному действу. Одиночное путешествие. Романтично, красиво. Так бы это и осталось чем-то недостижимым, если бы не обстоятельства. Планы поездки на Малку рухнули вместе со смытыми кавказским наводнением мостами и домами. На предложение поехать побродить с рюкзаками по горам, ногами, без вёсел мои друзья-водники придумали такое количество семейных причин, срочных командировок и проблем со здоровьем (Беликов даже лёг на операционный стол – во как ехать не хотел), что я понял – компании не найти. Значит - судьба. Смирившись с этой мыслью, я перестал искать напарника и засел за карты, раскладки, интернет, и прочие информационные носители. Разница между водным и пеше-горным, командным и сольным, весенне-летним и осенним путешествием для меня понятна пока лишь теоретически. Я никогда не был в чисто пешем походе. Конечно, был опыт тяжелой заброски на Хара-Мурин и Снежную в прошлом году, но тогда светом в конце тоннеля была интересная вода. Я никогда не забирался так далеко на север, хотя ставить палатку на снегу и готовить на примусе приходилось. Я спланировал совсем несложный маршрут, но я иду один. Что из этого выйдет? Отличия были заметны уже на этапе подготовки. Гораздо большее,чем обычно количество народа назвало меня шизофреником. Ни к одной из поездок я так тщательно не готовился. Ни перед одним путешествием я так не мандражировал. Никогда не было стольких вопросов, ставших риторическими ещё до выхода на маршрут:
  • Почему такой тяжёлый рюкзак?
  • Что же я всё-таки забыл, если всё проверил десять раз?
  • Если я что-то забыл, то почему такой тяжёлый рюкзак?
  • Что делать с медведем при близком с ним знакомстве?
  • Существует ли корелляция между весом рюкзака и вероятностью встречи с медведем?
Впрочем найти ответы на вопросы,касаемые косолапого,не очень то и хотелось.
Ещё одной особенностью подготовки стала полная отрешенность. Даже, когда купил билеты, сделал визу, собрал рюкзак, я не мог избавиться от ощущения, что готовлю в маршрут кого-то другого… Невозможно поверить, что мечта осуществляется здесь и сейчас.
Не верилось вплоть до момента, когда провожаемый лучшими представителями латвийского водного туризма, я погрузился в поезд Рига-Москва. Перрон с машущими вслед руками скрылся вдалеке. Мандраж слегка отпустил, во многом благодаря всученному мне Абламоновым пиву, теперь я сижу в вагоне-ресторане за пивом и кофе и готовлюсь к первому испытанию - прохождению латвийско-российской границы.
02.09.02 Понедельник
На сей раз это оказалось делом безболезненным. Латвийский таможенник удостоил мой рюкзак лишь мимолётным взглядом. Российская таможенная блондинка (блондинистая таможка) также свела наше общение к минимуму:
          - Турист?
          -Турист.
И я уже в России.
Два парня, замеченные ещё на перроне, едут в Приэльбрусье. Всегда приятно встретить родственную душу. Развлекаем друг друга байками. Я их инструктирую о Кавказе, они меня – о Хибинах, где были два года назад. Обнаружили общих знакомых, что, вобщем-то, не удивительно. Жив ещё латвийский туризм. Вид их рюкзаков меня слегка озадачил – даже визуально раза в два меньше, чем у меня. Правда, они меня чуть успокоили, сказав, что пайку купят на месте.
Ленка встретила меня на Рижском вокзале. Скоренько переместились в Переделкино. Ещё день домашней еды, тёплой воды, сертифицированного алкоголя… Ночью в поезд.
03.09.02 Вторник
Серёга загрузил меня в поезд Москва – Мурманск и мой слегка хмельной, но вполне добродушный настрой вызвал в купе некоторое оживление. Полка, к счастью, не боковая. Другого турья на перроне обнаружено не было. Поболтав с соседями, я залез на «второй этаж» и обрубился, не успев коснуться головой подушки. Значительное количество детей в вагоне ничуть не помешало мне выспаться аж до тошноты.
Если туристы в рижском поезде говорили мне, что не только медведей, но и следов их в Хибинах не видели, то попутчица, жительница Кировска, авторитетно заявила мне: «Обязательно встретишь». А ещё там болота с коварными топями и каждый год замерзают люди. Оптимизма не прибавилось, но ситуация требовала абсолютной уверенности в себе, каковой уверенностью я и проникся до глубины души.
Катим по Карелии. Периодически прилипаю к стеклу вагона объективом видеокамеры. Единственное открывающееся окно – в туалете. Лучше всего снимать оттуда, а совсем не понос у меня, как думает, наверное, уже пол-вагона. Проводница объяснила, что переговоры о несанкционированной МПС остановке в Имандре мне надо начинать вести с машинистами в Кандалакше. Обычно договор подписывается на 100-рублевой бумажке…
04.09.02 Среда
В вагоне хорошая попутчица – учительница из Кировска. Оставила телефон, адрес. Очень переживает за меня. Чужой человек, а приятно. Узнав, что живёт она в соседнем с кировским МЧС доме, попросил забросить бумажку с описанием маршрута спасателям. Так, на всякий случай.
Если бы всё шло без косяков, я бы удивился и напрягся – так не бывает. Но их есть!
Один из аккумуляторов камеры еле пашет. Но это ерунда. Хуже то,что машиниста совершенно не впечатлил мой трогательный рассказ о том, что я еду снимать фильм о Хибинах и прочая лапша на ухи. Как я не махал бумагой с просьбой «поддерживать и способствовать» и купюрой означенного наминала, которая должна была всё решить. «Не, дорогой, опаздываем». И водила поезда гордо отказался от остановки в Имандре и от мзды. Верещагин, понимаешь!
Выскакиваю в Апатитах (как называют жителей Апатит?). Милая кассирша из-за стекла радует, что ближайший пассажирский поезд с остановкой в Имандре – питерский в 18:40. 10 часов в Апатитах? Однако. В тоске и задумчивости стою на перроне. Чего-то ждущие парень с девушкой смотрят на меня чуть удивлённо и дельного подсказать не могут.
       - А это что за вагон?
      - А это рабочий.
Вагон одинокий и без паровоза. Вокруг тусуются люди.
     - Куда, - спрашиваю, едете?
     - В Оленегорск.
     - А туриста до Имандры возьмёте?
     - С проводницами говори.
Немного неожиданно. Один вагон, при том плацкартный, идёт до Оленегорска и в нём две (!) проводницы. Проводницы весёлые, явно избалованные вниманием, сообщают, что:
     - За так не возьмём. А за 15 рублей возьмём.
     - Девчонки, 20 даю!
     - Ну, попёрло!!!
Забрасываю рюкзак в купе проводников и жду, когда к вагону прикрутят паровоз. В 9:30 это таки, скрипнув, пыхнув, поехало. Поезд еле тащится в режиме маршрутного такси. Еду между озеромБ.Имандра и Хибинами.Жаль, что горы в облаках. А в Апатитах было солнышко.
Доехали меньше, чем за час. Вышел я на берег озера, переоделся, перепаковался и (вдох – выдох) пошёл. Пошёл хорошо, бодро, быстро. Сперва – как по парку. До Гольцовки, где пообедал, потом вдоль Гольцовки. А затем темп пришлось снизить. Тропа по берегу ручья, в тайге. Периодически теряю и тропу, и ручей. Но в конце концов выхожу из зоны леса. Тундра. Камни. Мох. Скользко. Поснимал щель «Крест». Не потому, что шёл туда специально, а просто блуданул чуток на пути к ущелью Аку-Аку. В ущелье благодать – скалы по обеим сторонам. Небольшие спуски – подъёмы по каменистым осыпям. Начал уставать. Утренний спринт даёт о себе знать. С 35 минут ходьбы и 10 минут отдыха перехожу на 20 – 5. Пока это кажется оптимальным режимом. Доплёлся до озера. Но! Справа отвесная стена. Слева бом с теоретической полочкой, рухнуть с которой – никаких проблем. Ползу на бом. Подъём короткий и крутой, но есть за что зацепиться. Спуск мне понравился меньше, а стоянка за озером – больше. Уже почти 19:00 . Всё, на сегодня будя. Поставил лагерь. Дров нет. А на примусе всё как-то долго варится, но делать нечего.Поужинав, выпил рюмку водки и в 22:00 завалился спать. Уснул не сразу. Ворочался и прислушивался. Но скоро прислушиваться стало не к чему. По тенту забарабанил дождь и я отключился.
05.09.02 Четверг
Дождь лил всю ночь. Да и порывы ветра снаружи не способствовали раннему подъёму. В итоге из палатки я вылез около 9-и, медленно и недовольно. Короткий бой с примусом, снятие лагеря. На берегу озера я нашёл деревянного идола. По старой доброй традиции вяжу ему на шею шмутявку, мажу губы салом и снимаюсь рядом с ним. Задобрив духов и позавтракав, выхожу. Время от пробуждения до выхода 1 час. Сам себе удивляюсь. «Может что сделать забыл?» - думаю.Как бы не получилось как в анекдоте с лыжами. Но нет. Вроде как поел, собрался, оделся. На всякий случай ещё раз осматриваю место стоянки и ухожу. Скоро дохожу до ручья, ведущего к первому на моём пути перевалу. Тропа очень даже сносная. Несколько раз приходится переходить ручей вброд. В душе горд своими новыми, классными ботинками – ноги сухие, на камнях не скольжу. И бах!!! Случилось то, что не должно, но вполне могло случиться. Упал я плашмя в ручей, на камни. Не смотря на
аккуратность и Vibram. И самое хреновое, что основной удар пришёлся по правому колену, которое менее года назад уже побывало в гипсе. С тех пор я в футбол не играю.Теперь, похоже, и в теннис не буду. Прыг, прыг. Идти, вроде, могу. Но это падение – как напоминание свыше, и я пошёл с утроенным вниманием. Озаботившись, таким образом тем, что у меня под ногами, я чуть не ушёл не в ту сторону на раздвоении тропы. Погода дрянь. Моросит, и перевал в облаках. Ветер с Имандры. Визуальные ориентиры стали не то что сомнительны – просто не видны. Спасла 0.5 км. карта. Подъём на перевал Юмьекорр не очень сложен и я взял его достаточно быстро. Вынул записку туриста из Москвы, который прошёл здесь 30 августа, оставил свою. Жаль, очень жаль, что я в облаках. Видимость метров
100 и красоты местных пейзажей приходится додумывать. Перекурив, спускаюсь. Спуск с перевала не очень крут . Оказавшись под облаками, делаю небольшой перекус. Далее тропа ведёт меня к ручьюМеридиональному. Войдя в лес, с восторгом отмечаю огромное количество подосиновиков. Ягоды – брусника, клюква, черника, голубика также присутствуют, причём в промысловых количествах. Ставлю лагерь на берегу ручья. Наломал дров. Конечно, в истинном понимании слова, дровами это не назовёшь, тем не менее костёр у меня получился вполне достойный. Кайф, по сравнению с мертвым и невразумительным огоньком газовой горелки. Чу – люди разговаривают. А говорят, что галлюцинации появляются примерно через неделю одиночества. Слуховые глюки перешли в зрительные и в итоге материализовались в группу из Рязани. Четыре человека.
     
     - Это вы из Риги?
     - Я.
     - Весь день по вашим следам идём.
Они прочитали мою записку, оставленную на перевале. От рязанцев получил кучу интересной информации. Они Хибины знают прилично. Приятно поговорить с людьми после того, как два дня общался только с видеокамерой. Спать завалился около одиннадцати, снова под шум начинающегося дождя. Выводы этих двух дней: компас, оказывается, не только пижонская штучка.
06.09.02 Пятница
Дождь ночью уже не раздражает, а к утру вообще перестал. Опять примус. Правда, поменяв
баллон, я достаточно быстро справился с готовкой. Это славно, особенно при моём «нежном» отношении к приготовлению пищи вообще, и в походе в частности. Попращавшись с Рязанью попёр в сторону перевала Зап. Арсеньева. Погода совсем не радует. Опять закапало сверху и захлюпало снизу. Несложные броды держат в постоянном напряжении. Ещё одно падение может стать последним на маршруте. Нога всё время напоминает о себе. Пока иду по ровной тропе хорошо, но любое движение, предполагающее не вертикальную нагрузку, отзывается болью.
Из зоны леса и из густого тумана я вышел как-то вдруг. Оглянулся – чистый сюр – долина Меридионального скрыта плотной белой пеленой, которая резко обрывается. А впереди отлично видны горы, перевалы и тропа. Впрочем продолжалось это недолго. Вскоре горы потонули в облаках, и снова пришлось ориентироваться по карте, компасу и интуиции.Но что-то из этих навигационных приборов разладилось. Карта и компас – вряд ли. Я слишком сильно взял на восток. Понял я это только, когда порыв ветра, буквально на минуту расчистил верхушки гор, и передомной открылся шикарный вид на… перевал Ферсмана. Минуты за три я исчерпал запасы ненормативной лексики и повернул назад. Часа полтора – два я в этих блужданиях потерял. Пытаюсь уверить себя,что это я просто гулял. Поднимаюсь на Зап. Арсеньева. Надо признаться, что подъём на перевал, да и сам термин «перевал», я понимал несколько иначе. То, что мы преодолевали на Хамар-Дабане являлось перевалами лишь по названию, но не по сути. Особенно разительно
отличие на последнем взлёте: 45о по сыпухе. Хотя идти по крупнокаменистой осыпи с рюкзаком, приближающимся по весу к сплавному, тоже удовольствие сомнительное. Да ещё моросит. Кроме того ветер завывает и видимость метров 30. Под самым перевалом встретил группу из Питера. В тумане чуть не столкнулись. Если бы они мне пальцем не ткнули, где перевал, которого естественно не видно, я бы его до Нового года искал. Но нашёл-таки. Видимо там очень красиво. Но не видимо. Время поджимает. Спуск тоже архивесёлое занятие. Каждый второй шаг порождает небольшие камнепадики. Несколько раз, обернувшись назад, обнаруживал, что пойди я не правее, а левее, упёрся бы в обрыв. Спасает чуй. А на что ещё надеяться, когда не видать ни фига. Судя по всему, подниматься на Зап. Арсенева со стороны р. М.Белой ещё то развлечение.
До зоны леса я так и не дошёл. Ветер не прекращается. Дико холодно и быстро темнеет. Делать нечего. Встаю на полочке, над ручьём. До воды метров 20, почти отвесно. Место – только-только маленькую палатку воткнуть. Тент обильно приваливаю камнями. На примусе готовлю оперативный ужин. В чай подливаю спиртику, залпом выпиваю и, совершенно обессиленный заваливаюсь спать. Давненько я так не упахивался.
07.09.02 Суббота
Ночь стала достойным продолжением дня. Лить не переставало, а часов с шести утра палатку приходилось поддерживать изнутри спиной, чтобы не сложило. Ждал, что стихнет и не дождался. Приготовление пищи и снятие лагеря превратились в … Вы не летали на воздушном шаре или, лучше, на дельтаплане? Примус задувает, палатка и тент рвутся в свободный полёт, грозя увлечь за собой и меня. Одна отрада, над ручьём красивая маленькая радуга. Почему её не сдувает?
Отдохнувшим я себя не чувствую. Спускаясь в долину М.Белой, я убедился в истинности пресловутых законов Мерфи. Да-да, метров через 300 стали попадаться вполне приличные стоянки.
Тропа хорошая, ветер остался в горах, выглянуло светило, и я потихоньку снимаю с себя одну за другой теплые вещи (в смысле куртку и шапку) . Тропа, вдруг, превратилась в дорогу, поросшую молодыми берёзками. Идти стало легко. Перешёл ручей Ферсмана и, подойдя к границе леса, решил устроить себе полуднёвку. Прогулявшись вокруг, нашёл неплохую, почти сухую лесину. Порубал её на мелкие полешечки, развёл костёр, на котором, при желании, можно даже подсушиться. К вечеру погода снова испортилась, и я полез в спальник досыпать недоспанное вчера.
08.09.02 Воскресенье
Всего неделю назад я выехал из Риги и за это время успел прожить небольшую, полную эмоций, жизнь. Дома эти недели утекают, как вода в унитаз.
Ночью, как вы понимаете, дождь. Выспался, но конкретно дал дуба. Выполз из палатки и увидел, что горы припорошены снегом. Сказка.
Иду вдоль М.Белой. Здесь её уже можно перешагнуть. Сегодня прохладно, хотя и солнечно. Подхожу к точке, где должен принять решение. Как Илья Муромец у камня с тремя вариантами. Передо мной три перевала, три варианта продолжения пути.
Слева – перевал Зап. Петрелиуса. Он категорийный. После него – на базу КСС и в Кировск. При нормальном раскладе - это на два дня пути. С моим темпом – три.
Справа – перевал Рамзая. Несложный, короткий вариант. При желании, можно к вечеру быть в Кировске.
Впереди – Восточный Петрелиус. Нечто среднее и, судя по описаниям, достаточно безликое.
Вариант Вост. Петрелиуса я отбросил после второй сигареты. Вариант Зап. Петрелиуса позволяет наиболее полно использовать время, намотать побольше километров. Проблемы - погода, не собирающаяся улучшаться, нога, обещающая ухудшиться, и вес рюкзака, не желающий уменьшиться.
Перевал Рамзая значительно сокращает путь, но по рассказам и отчётам место это очень красиво и, если я потороплюсь, то,возможно, смогу это проверить,пока не испортилась погода.
Конечно, преждевременный сход с маршрута (в данном случае – это скорее его корректировка) таит в себе синдром «непройденного порога» с сожелениями post factum, но реальность – она не потом,а сейчас, и ещё через две сигареты я принял решение и пошёл на Рамзая.
Перевал, действительно оказался достаточно простым. Единственный перевал на маршруте не встретивший меня облаками. Красотища! Сам перевал – 300 метровое ущелье с крупнокаменистыми осыпями, почти отвесными стенками и снежниками. Выбором перевала я остался вполне доволен.
Стал спускаться по ручью, имея целью дойти до озера м.Вудъявр, там переночевать, а завтра в Кировск. Не сложилось. Иду, гляжу – дым от костра. На другом берегу ручья стоит палатка, что-то вкусное варится, сидят двое, руками машут. Перехожу ручей, вытягивают они меня за руку на берег и не «здрясьте» тебе, не «до свидания»:
     - Коньяк будешь?
     - Буду.
Туристы из Москвы – Алексей и Сергей. Ребята – супер. Поболтали еще маленько,собираюсь уже дальше двигать,а они:
     - Еще по глоточку?
     - Ну, давай.
А они только маршрут начали. Они коньяк икрой и лососиной закусывают!!!
     - Ну, ещё по рюмочке?
     - Народ, мне же ещё идти.
     - А зачем? Чего ты там не видел на этом озере да на турбазе? Оставайся у нас. Палатка четырёхместная уже поставлена, грибочки вот – вот сварятся. С картошкой.
Ну, кто бы устоял ?
Коньяк перелился в убиение моих,почти не тронутых за маршрут, запасов спирта. Потом грибочки, байки, анекдоты. Очень, доложу я вам, здорово было мне с живыми людьми попить и поболтать. Да и ребята оказались совсем нескучные. Лёша – художник, Сергей – фотокорреспондент «Вечерней Москвы». Пили, пока не иссякло.
09.09.02 Понедельник
Похоже, что решение завершить маршрут досрочно, было принято весьма своевременно. Дождь, из традиционного ночного, перешёл в плотный, круглосуточный обложняк. Всё же, ближе к обеду, стал я собираться. Попрощался с москвичами, оставив им излишки провизии, причём, даже после этого, вес моего рюкзака произвёл на них сильное впечатление. Двинул я на Кировск.
Чуть более, чем за час по хорошей тропе дотопал я до проезжей дороги. Метров за 500 до неё, смотрю, стоят трое – два парня и девчонка с котомками для сбора ягод. Подошёл ближе: девчонка и один из парней – те самые, которых я встретил на станции в Апатитах в день приезда.
По дороге в Кировск едут БЕЛАЗы. На меня, ни разу не видавшего в живую таких громадин, эти монстры произвели сильное впечатление. Особенно, когда один подрулил ко мне, и добрый дядя предложил подвезти до города. Это оказалось весьма кстати, так как Кировск оказался несколько дальше, чем я предполагал, и полутора часов ходьбы под дождём мне удалось избежать.
Информацию о том, что гостиница «Спорт» одна из самых дешёвых, я получил в автобусе от общительной кондукторши. Место в 3-х коечном номере стоит 160 рублей в сутки. С учётом того, что в 5-этажном здании, кроме меня, ещё один постоялец, врядли ко мне кого-нибудь подселят.
Отогревшись под горячим душем, развесив шмотки сушиться, я прогулялся до почты, позвонил в Ригу и Москву, поставил печать в МЧС, и купив бутылку «Смирновъ», вернулся в Hotel.
Тоска. Дождь за окном. Ветер выбил стекло в доме напротив. Я смотрю в глазок видеокамеры отснятые за поход кадры и пью водку. Один, как дурак.
10.09.02 Вторник
Утром я поехал в Апатиты и поменял билет. День бестолковых шатаний по Кировску под неизменно низковисящим, поливающим сверху небом. Глядя в сторону совершенно затянутых гор, я ещё раз убеждаюсь, что срыл вовремя.
Ночью сажусь в поезд. Начинается возвращение.
11-16.09.02 Среда
Путь домой я разнообразил четырёхдневным зависанием в Москве. На этот раз, помимо традиционных вечерних посиделок, культурная программа была насыщена массой увлекательных экскурсий. Имел удовольствие лицезреть Красную площадь, Храм Христа Спасителя, Поклонную гору и т.д. А 16 сентября упал в объятья всё тех же лучших представителей латвийского туристического сообщества… Ура!
Что-то вроде выводов
Маршрут, хоть и не без некоторых “но”, завершён. Было бы странно, если бы всё прошло идеально, а некоторые проколы только добавили путешествию остроты и переживаний.
Это – во-первых – вес рюкзака, куда я напихал всякой фигни. Если хочешь и фильм снимать, и фотографировать, и на примусе готовить, и кушать достойно, то не удивляйся, что тяжело это все на себе переть.Но, с другой стороны - чем тяжелее рюкзак, тем стройнее буду я.
Во-вторых – отправляясь в одиночный маршрут, нужно учитывать, что одному приходится быть гораздо осторожнее и осмотрительнее, соответственно, передвигается одиночка медленнее чем группа.К тому же – смотри пункт первый – тянешь на себе не только личную, но и всю групповую снарягу. Исходя из этого, нужно планировать дальность переходов, исходя из опыта и реальной физической подготовки, а не из рекордов книги Гинесса.
В третьих – пакости погоды. Совершенно, казалось бы, непрогнозируемый фактор, но я же знал, что иду не в сезон. Так что дождь, холод, ветер надо было включать в план изначально.
Ходить в походы одному можно, а иногда, наверное, и нужно. Во всяком случае – полезно. Учишься много и быстро. На групповых ошибках так много полезных шишек не набьёшь. Но как вид спорта, сольный туризм – это на любителя. Я так компанию люблю. С верными, надёжными товарищами и дождь не дождь, и раны заживают быстрее, и рюкзак так на плечи не давит… Особенно, если в нём катамаран и ты несешь его к воде…



Комментариев нет:

Отправка комментария