суббота, 1 ноября 2003 г.

Джунгарское Коксу 2003. Водный поход.



Мы стояли с Абламоновым чуть в стороне от лагеря. В силу своего неуёмного характера, он в очередной раз что-то куда-то привязывал, приматывал и приводил в то,что сам считал порядком.
- Ты знаешь,- сказал Серёга.- я никак не мог понять, что не так в этом походе. Какая-то фигня всё время покоя не даёт. Сегодня дошло – нет раздражающего фактора. Не на ком душу отвести, эмоции негативные скинуть... Правда их тоже нет.

     Всё, как ни странно, началось с неудачи. Ещё в феврале мы с уважаемыми джентльменами - Авдюкевичем, Беликовым и Пчелинцевым собрались в шумном питейном заведении и я предложил им план на лето – поход на Полярный Урал. Старая моя мечта,уже более похожая на навязчивую идею, родившаяся в свое время под восторженные рассказы Беликова о прелестях заполярных красот. В силу количества выпитого, все проект одобрили и согласились. Но через пару дней, видимо протрезвев, сначала Беликов,потом Пчелинцев высказали своё категорическое “Нет”. Пылу мне это поубавило, но мечту не убило. Мечту убил начальник, в весьма жесткой форме предложивший мне отпуск либо весной, либо осенью.
Долго не думая, я согласился на осень. И сразу же засел за разработку возможных среднеазиатских маршрутов. Получалось или очень дорого, или очень круто. И почти всегда – малоизвестно. Только по одной реке имел я достаточно информации для разработки маршрута. Борис Кооль был на Джунгарской Коксу аж два раза. И хотя это было в далёких 87 и 89 годах прошлого века, всё-таки очевидец полезнее сухих интернетовских отчётов (которых по Коксу, кстати, не так уж много).
     Решено - Казахстан, Джунгарский Алатау, Коксу. Что там сейчас творится – ни малейшего понятия. О слава тебе, великая и всезнающая мировая паутина!
Начал я с того, что разослал слёзный “Help!” по всем найденным адресам казахских и киргизских тур-фирм. Помощь пришла от Алматинской “Silk Road Adventures” в лице Александра Петрова. Вопросов было море, но главные – транспорт и разрешение на пребывание в погранзоне. По поводу погранзоны я даже написал на сайт МВД Казахстана. Видимо из-за этого, через неделю их www страничка вопросов и ответов закрылась на реконструкцию.
     Так или иначе после долгой переписки, а потом и перезвонки, все проблемы были решены и, когда мы приехали в Алматы, разрешения нас уже ждали и автобус стоял с прогретым двигателем.
     Далее - команда. Ну конечно не далее, а параллельно. Бросил клич и стал ждать. Непросто собрать людей, чтоб затащить их за 4000 км. ради сомнительного удовольствия сплава по никому неизвестной реке. В начале, как и водится, согласились все. Даже те, кого не приглашали. Список группы резко похудел, когда пришло время собирать деньги. Это, как обычно.
      Описания всех перипетий комплектации группы, стихийного поиска и ремонта оборудования, получения виз и покупки билетов хватило бы на книгу средней толщины. Но этого я описывать не стану. Вспомню лишь, что через два месяца после возвращения со мной на улице поздоровалась кассирша долго, в четыре этапа, продававшая нам билеты.
Вкратце, это выглядело так. Костяк группы выкристаллизовался довольно быстро. Юра Авдюкевич, Серёга Абламонов и я. Потом согласие дал Юра Мухин, хотя и переживал по поводу отпуска. Юра Болгарин некоторое время повисел в воздухе, но тоже согласился. Рома Эльвих дал добро чуть позже, повыбирав какое-то время из возможных Карелий, Крымов, Карпатов и т.д. Достаточно своевременно проявили активность Витёк Антипин и Ира Смирнова. До кучи, в Лосево, Абламонов совратил своего старого новгородского приятеля – Серёгу Афоненкова, и группа стала международной.

Авдюкевич (Дюк) был загружен самой ответственной работой – деньгами. Их своевременным сбором и грамотным распределением. Одно могу сказать - если вдруг, когда-нибудь, он решит завязать с медициной – без работы не останется. Любой рэкетир на его фоне – мальчишка. Живым и с деньгами от него уйти невозможно. Это о сборе денег. Ну а с потратой вообще получилось круто. Фразой “Денег нет!!!” он отвечал на любой вопрос.Даже на просьбу закурить. С этими словами он просыпался и отходил ко сну. Мы ему верили, но когда в последний вечер на реке, я попросил его отчитаться по бабкам, он с серьёзным и недовольным видом пошуршал в кошельке и сообщил, что осталось 220$!!! Группа была в восторге. Перед глазами замелькали если не Канарские пляжи, то дымящийся шашлык и качественная водочка в замороженных стаканчиках. Что, собственно, и воспоследовало.

Абламонов (Серёга) – был назначен министром еды. От каждого – по способностям, как понимаете. История с мюслями войдут в анналы. То ли с мюслями что-то не так, то ли с нами, но я ни разу не смог доесть это мерзкое варево до конца. С видимым удовольствием пожирал это только сам завхоз.





Эльвих (Ромка) – был посажен на медицину. Пожалуй самая нудная обязанность в походе. Вечерний приём, утренний приём, мозоли, раны, растяжения – работы хватало, но справился. Наверное потому, что никто советов не давал.
При подготовке пришлось поломать голову над тем, что делать при укусах змей и другой мерзости. Впрочем, без этого обошлось.




Смирнова (Иришка, Скво, Освобождённая женщина Востока) – главный фоторепортёр. Её заслуга - хорошие, качественные кадры. Хорошая аппаратура плюс твёрдая рука. За бесконтрольную любовь к горам получила ещё одно погоняло – горняшка. Ещё ни из одного похода Ирина не возвращалась без нового прозвища. Ибо многогранна.





Мухин (Абсолют, Великий кормчий, Геннадич, Муха) – первая скрипка похода. Вернее первая гитара. Гитаристов было трое - Дюк, Витёк и он. Но с ним, конечно, никто не сравнится. Вечеров без гитары у нас практически не было поэтому, к концу маршрута, инструмент выглядел так будто пережил третью мировую войну.





Антипин (Витёк) – Как и Ирина весьма горозависим. За горы и отвечал, и горы таки случились. И хотя не понадобилась снаряга – системы, карабины и т.д.- какой же водный маршрут без вершин?








Болгарин (Юра, Мудрейший) – Как всегда мат-часть. Хотя много чиниться не пришлось. Пришлось много перестраиваться. Но об этом позже.









Афоненков (тоже Серёга) – как человек нам незнакомый, спецзаданиями нагружен не был. И кроме командования четвёркой, зоной его ответственности была одна из двух видеокамер.








Куницын (в смысле я) – долго ходил за Абламоновым и канючил, прося его быть командиром. Он отказался, мотивируя это тем, что мол хватит уже за его спиной прятаться, и для меня это стало боевым крещением. Первый раз в жизни идти адмиралом в группе, где половина имеет опыт намного больший моего... Боязно. Звездой не стал, но вроде не провалился. С такими монстрами в группе провалиться сложно. К нужным, правильным решениям подталкивали меня плавно и ненавязчиво. Вот он опыт.

     Так к 18 сентября наша группа полностью сложилась и села в поезд Рига – Москва. Общий вагон. Перрон еле вмещает провожающих. Приподнятое настроение у нас, естественная тоска у них (сами виноваты). 16:15 - поехали!
     Распихали вещи, подразогнали попутчиков – надо сказать, их немного. Налили, выпили за отъезд. Потом ещё разок. И ещё разок-другой. Где-то в процессе вспомнили, что в Риге остались упоры и полотенца на четвёрку. Тоже повод.
Пассажиры и проводники оказались душевные. Наша весёлая компания произвела на них впечатление положительное и вскоре пели уже всем вагоном. Как-то между прочим проскочили границу.
     Особенно порадовала боевая бабанька, пришедшая к нам со словами: “Хорошо поёте, сынки” и протянула Мухину рюмку водки. После чего начала травить скабрезные анекдоты, а потом и песни собственного сочинения, рядом с которыми Барков – просто дите невинное. Собственно это и послужило сигналом к отбою.

19.09.2003 Пятница
     
     Москва. Ночью я изрядно задубел и к утру почувствовал себя слегка нездоровым. Горло болит, кашель. Видимо так предотъездная суматоха влияет на мой организм. Редко, когда в первые дни маршрута, мое здоровье не подстраивает какой-либо каверзы. То температура под 39, как на Кавказе несколько лет назад, то горло заболит, то челюсть сведёт, как в прошлом году . Но зато потом весь поход, как огурец.
     В Москве, на перроне нас уже ждал Серёга Афоненков. Группа воссоединилась. Быстренько словили бусик и за 700 р. перебросили вещи с Абламоновым с Рижского вокзала на Казанский. Разбежались по делам. Закупка незакупленного и поиск (успешный) забытого – сковородки и материала для упоров (будет чем в поезде заняться). Я рванул к сестре в Переделкино. Ну а куда ещё я могу рвануть в Москве? В поезд 2225 нас сажали Ленка с Серёгой. Выпив у вагона отвальную, мы помчались на юго-восток.
     Поезд “Казахстан”... Всё-таки нет, как мне кажется, на всём постсоветском пространстве поездов, хотя бы пародийно дотягивающих до рижских. А этот “голубой вагон” – в лучших традициях. Один сплошной сквозняк, загаженные сортиры, окна на выбор – или не открываются, или не закрываются, и прочие удовольствия дальнего следования.

20.09.2003 Суббота
     
     Утро явило собой соревнование за почётную должность начальника пожарной охраны вагона. На рекорд уверенно шел Дюк, но чуть-чуть не дотянул. Победил опыт, последним проснулся Мухин.
     
Неподдельный интерес сограждан по вагону вызвала начавшаяся подготовка к шитью. Наиболее любопытному на вопрос: “Чаго енто?” ответили: “полотенца шьём”. Ушёл в глубокой задумчивости. Дюк поражает воображение невероятным количеством всякоразных нык. Он, похоже, взял и запасной ремкомплект, и продублировал аптечку. Да и других примочек у него хватает. Уже на маршруте он неоднократно будет вызывать всеобщий ажиотаж, извлекая из рюкзака банки консервированной сомятины в самый ответственный момент – когда до ужина ещё далеко и закусить нечем. Достойная замена отсутствующему Арманду, который по слухам способен тайно запихнуть в рюкзак даже запасной катамаран.
     Под руководством Болгарина и Афоненкова довольно быстро воссоздали недостающее оборудование. Совсем уже было собрались обмыть это дело, как оказались на Российско-Казахской границе. Нужно сказать, что граница эта оказалась совсем не тем, что нам обещали. Там, где по (видимо ложным) слухам не должно быть ни погранцов, ни таможни, оказалось и то и другое, при чём в самом прегадостном смысле этих слов. С российскими властями мы разошлись полюбовно - “счастливого пути” и прочие “хорошего отдыха”. Для казахов же туристы оказались в диковинку. То один документы проверит, то другой посмотрит. И посоветуются, и подумают, а под конец – третьего позовут. Да ладно, проехали, дальше поехали. Выпили по рюмке, следующая напасть – транспортная полиция:
      
     - Пьём значит ?
     
      Пошли разбираться в служебное купе. Вообщем сюжет не нов – собрал я у народа паспорта, думаю, баксов в пять уложусь. Разговор с ментами начался символично. Заходим в купе проводников, и эта сволочь - морда шире паровоза - говорит: “Добро пожаловать в Казахстан” и руку жмёт. И тут началось - законом в морду тычат, воспитывают. Стою, пытаюсь изобразить вину и раскаяние, глаза потупил – не действует. Попытался качать права, чувствую - сейчас ссадят. Сошлись на том, что выпили только четверо и только по рюмке. Выпить в казахском поезде по рюмке вчетвером стоит 30$!!! (Без протокола, понятно).
Перекурили, попереживали, выразили в резкой форме своё негодование по поводу повсеместного беспредела, допили.
     Через час – опять менты. Уже другие. Бутылок на столе не было и они ограничились проверкой паспортов. Было замечено, что и первые и вторые менты, войдя в вагон, сразу направлялись к нам. Явная наводка. Подозреваем проводника (а проводники в поезде исключительно мужики - весьма мрачные и неразговорчивые.). Проанализировав его поведение, мы пришли к выводу, что он подходил к нам и, видимо рассчитывая на благодарность, предупреждал, что скоро менты и лучше не пить, затем шел к ментам и говорил, где пьют. Видимо тоже на что-то рассчитывал.
     Поезд вообще, по справедливому замечанию Дюка, больше похож на караван. Все носятся, орут, постоянно прячут и перепрятывают какие-то тюки.
В условиях строжайшей конспирации допили таки эту несчастную пол-литру и завалились спать.

21.09.2003 Воскресенье
     
     С чего началось наше утро? С того же, чем кончился вечер. Проснувшись рано, пошел это я по нужде. Смотрю – опять менты бродят. С невинным видом бочком пробираюсь по вагону, слышу в спину: “Эй дядя, документики предъявите”. Предъявил. Объяснил - кто, куда, зачем и сколько. Заполз на полку, через пять минут возвращается, велит идти к начальству. Начальство (какое покрупнее) сидит на станции. Поезд стоит на этой станции минут 40. Собрал паспорта – народ уже кипит. Ну начальству я заново всё объяснил. Он (начальство) всё переписал и на резонный вопрос, почему такие строгости, ответил что мы въехали из России в Казахстан, потом вернулись в Россию и теперь снова въезжаем в Казахстан. Они бы подровняли что-нибудь или границу, или рельсы...
     Едем дальше. Пить опасно, так как суровые представители закона едут где-то в поезде. Маемся бездельем. Мухин – злой, как чёрт. Проводник предупредил, что после Актюбинска начнутся основные проблемы. Там в поезд садятся участковые менты – вообще зверье.
Маяться надоело, пошли в вагон-ресторан. Болгарин, Ромка, Дюк, Иришка и я. Поели. На наш неискушенный взгляд, “чахохбили” ничем не отличается от “макарон по флотски”. В ресторане можно пить сколько угодно, находиться же в поезде пьяным – запрещено. Как выйти из этой ситуации я не врубился, тем более, что понятие “пьяный”, ментами трактуется довольно свободно.
     Это напомнило мне, историю, когда, возвращаясь с маршрута в повально пьяном поезде Кисловодск-Питер, мы с Беликовым спросили у абсолютно окривевшего проводника:

- Где вагон – ресторан?
- А у нас нету.
- Почему?
- Шоб не пили...
     
     Усвоили графинчик. Сидим. За соседним столиком расположилась компания казахов. Приняли они видать душевно и дошли до стадии шумного самотёка. Самый видный – в малиновом пиджаке, явно чувствует себя хозяином вселенной. Ну и ведёт себя – соответственно мироощущению... Называет себя Беком (как в последствии выяснили у бармена – тоже мент). И решил этот Бек с нами знакомиться... При том весьма оригинально. Ладно бы Ирина ему приглянулась, так нет:

- Эк, какой у вас мужчина красавец!

     Я было подумал, что он на Дюка запал. Нет, блин. Оказывается это мне счастье привалило. Мы отшучиваемся, но чувствуем - ситуация нагнетается. Сначала – “от нашего дастархана, вашему дастархану”, потом - в гости приглашать.Чую, уходить будем с боем. Вот только парнишка один, из сопровождения Бека... Сильно настораживает объём и форма его мускулатуры и общие габариты. Иришка повисла у меня на шее, чем вообщем меня и спасла.

- Это что сестра твоя?
- А мы что похожи?

     Так, помаленьку мы ретировались к выходу. Стою у дверей вагона-ресторана как выпускающий в самолёте: первый пошел, второй пошел. Последним идёт Дюк, выталкивает меня в тамбур:

-Иди, - говорит. - Я твою жопу прикрывать буду.

     Нашим рассказали, все ржут, как кони. Говорят, стресс надо снять. Большое дело – девственность командиру спасли. Разбодяжили, втихаря, в бутылке из под минералки, как первоклассники в туалете...
     И что Вы себе думаете? Мент! Этот – ваще охреневший. Стал нюхать все стаканы подряд.
Афоненков прочитал мне вчера лекцию о том, как с ними, сволочами, нужно общаться и как нужно отстаивать свои права. Поэтому сегодня на разборки пошел он. Сначала они с ментом выясняли, чья ксива круче. Ментовская оказалась круче. Потом меня из купе проводников выставили. Минут через 20 меня позвали обратно и оформили протокол. Обошлось нам распитие в 200р. Как рассказал Серёга, этот блюститель порядка прямым текстом заявил:

- Я сейчас из каждого вагона по пять свидетелей приведу, которые подтвердят что вы устроили пьяный дебош. Тут вы и сойдёте, среди бескрайних степей.

     Но можно не выпендриваться и заплатить. Несколько иначе представляли мы себе восточное гостеприимство.
     Я лёг спать в восемь вечера, а через три часа проснулся, совершенно выспавшимся. В бессоннице и встретил

22.09.2003 Понедельник

   
 Утром за окном степь до горизонта, верблюды, ишаки, юрты. В вагоне душно,на станциях – пронизывающий ветер. И там, и там бойкая торговля. Предлагают всё от дынь до домр (один палка два струна, я хозяин свой страна). Снова менты, но их плотно блокирует Ирина, отстаивая неотъемлемое право бутылки “бауского” стоять на столе. Спать завалились поздно.



23.09.2003 Вторник

     Выгрузились. В Алматы дождь. Поминая прелесть общения с полицией, нашли начальника вокзала и очень вежливо попросили разрешения расположиться со всеми шмотками в уголке. Оставив группу на вокзале, мы с Дюком рванули в город. Сначала в “SRA”, которую отыскали с трудом. Встретил нас Александр Петров и вручил наши пропуска. В ожидании бусика, долго и интересно трепались с ним за жизнь. Затем подъехали к вокзалу, погрузили группу и поехали регистрироваться. В фирме “Luck Travel” симпатичные, неторопливые девушки. Ну очень неторопливые. Даже подаренный “Рижский бальзам“ не ускорил процесс регистрации. За это время мы успели пообедать, купить карты, погулять. Абламонов с Афоненковым заблудились. Дюк купил шапку. Затарились коньяком. Город не произвёл впечатления – наверное, виной тому мерзкая погода и трехдневное задолбание поездом. Наш водитель очень недоволен из-за проволочек. Его понять можно - ехать в ночь за 285 км и обратно. Но мы поддавили ему на глаз, на совесть и даже чуть-чуть на карман и в пять часов вечера выехали из Алматы.
Дорога хреновая. Назвать это асфальтом можно лишь с большой натяжкой. Ужасно хочется спать, и народ борется с этим всеми доступными методами – кто хлещет коньяк, кто теребенькает гитару. Вдруг на дороге тело. Вокруг народ, менты. Ромка хватает аптечку и выходит из буса. Но наша помощь не нужна. Труп. Сбит машиной. Призадумались о вечном. Поехали дальше.

24.09.2003 Среда

     
В полночь приехали в Рудничный. Единственный огонёк – АЗС. Но злая бабушка- сторож не пустила нас ночевать на заправку, а вот добрый сторож Александр на автобазу пустил. Весело поужинали и заснули как убитые. Даже молодецкий Мухинский храп не особенно досаждал.
     Мы с Абламоновым встали в семь. Сегодня первое дежурство. Тишина давит на уши. Громко разговаривать не хочется. Цепочка заснеженных гор перед нами, воздух чистый на столько, что аж курить не хочется. И это только Рудничный, а нам ведь еще ехать. Подальше от людей, поближе к небу. Разбудили сладко храпящий народ. Около девяти Дюк отправился на мост через Коксу вылавливать наш ГАЗ-66. Выловил. Дальше нас повезут водитель Дима и гид Валерий. Они сообщили что перед отправкой нас хочет видеть начальник погранзаставы. При том каждого лично. Но позже он перепоручил эту обязанность своему заму, и тот ограничился общением со мной одним. Все это заняло кучу драгоценного времени и, фактически, общение свелось к взятке в размере 500 тэнге с носа якобы для того, чтобы заплатить егерям за пребывание группы на территории заповедника. Нужна была так называемая “зелёная карта”. У нас её не было, а оформить её можно только в Талды-Кургане. Терять из-за этого день, понятно, не хотелось.
     Ну вроде всё решили, поехали. Подъезжаем к егерскому кордону. На кордоне в одной будке сидят погранцы и егеря. С хранителями рубежей проблем не возникло, а вот с лесниками этими...

- Без “зелёной карты” не пущу.
- Мы же заплатили.
- Ничего не знаю. Пограничники - совсем другая служба.

     
Попытались связаться с тем самым заместителем начальника погранзаставы. Ничего не вышло - обрыв на линии связи. Поехали в посёлок Коксу к начальнику лесников. Он долго изучал наши бумаги, звонил в Талды-Курган. В общем ещё 2500 тэнге и шлагбаум поднялся. Тотальное лихоимство породило поток острот типа “Тэнге вокруг, тэнге - закон”,”Зеленое море тенге” и т.д.
     Но наконец цивилизация со всем ее взяткобрательством позади. Едем вдоль Коксу. Красотища – неописуемая. Погода – супер. Воды в реке немного. Останавливаемся перекурить, поглазеть на пороги, внимаем советам нашего гида, движемся дальше.
     Свалившийся на дорогу булыжник откатывали всей группой. Примерно с полчаса.
     
Следующим препятствием стал подвесной мост через Коксу. Первое впечатление было – “вот, дальше мы пойдём пешком”. Шаткое сооружение ни по каким законам физики не должно было выдержать груженый 66-ой. Видать, по другим здесь живут законам. Водитель предусмотрительно высадил нас, так что переживания пассажира описать не смогу, но и со стороны – зрелище не для слабонервных. Особливо после жизнеутверждающего рассказа о том, как недавно провалился настил, и ГАЗон повис на тросах.
     За мостком обнаружилась отличная полянка со столиком, где единогласно остановились перекусить. На эту полянку мы еще вернемся, когда пойдем по реке. Отсюда Боря Кооль начинал сплав по Коксу – знаменитое место.
Далее дорога уходит от реки и плавно поднимается на перевал Омар. На сам перевал мы въехали к шести часам. Вокруг горы и снег. Народ опять притих, будто боясь спугнуть эту красоту. Иришка, так вообще в ступоре.

- Даже, если на этом маршрут окончится, уже не зря приехали.

     Еле стянули ее с перевала. Она там жить хотела остаться.
     Водитель отказался даже попытаться спуститься с перевала – дорога размыта дождями. Здесь мы и расстались.
     
Ситуация сложилась несколько неожиданная. Пешка на этом маршруте не планировалась, но деваться некуда. Восстановили полуразвалившийся тур, оставили записку потомкам и пошли вниз. Километра через полтора нашли вполне приличное место для лагеря и, побросав рюкзаки, побежали за оставшимися вещами. Как только солнце скрылось за горами, стало дико холодно. Поставили лагерь. Грелись, на сколько это было возможно, у дохленького костерка. Вообще на Коксу проблем с дровами нет, но в этом конкретном месте ужасно сыро, и горят они кисло. Но какой ни есть – это первый костер на маршруте. И первая ночь в палатках.

25.09.2003 Четверг

   
 Позавтракав, обрюкзачились и двинули вперёд и вниз. Идти тяжело. Думал помру. Не помер. К 12-и часам мы торжественно выползли на поляну на берегу Коксу. Всё, мы у реки!!! Ирина, Ромка, Дюк и Я (как самые хилые) остались оборудовать лагерь, остальные пошли на вторую ходку за вещами. Описывать словами бесподобие окружающих пейзажей дело неблагодарное. Солнце. Тепло. Хорошо. Тихо.
      Когда вернулся народ, началось священнодействие, именуемое “стапель”.Под палящим солнцем все проистекало на философско-созерцательной скорости. Но двоечки, тем не менее, собрали относительно быстро, а вот с четвёркой пришлось повозиться. Благо – время есть. Абламонов умудрился за два дня ходьбы стереть пятки чуть не до кости. Ромка его за это лечил, мы держали. Орущий завхоз, надо сказать, поразительно забавное зрелище. Вечером костёр, гитара... Ляпота.

26.09.2003 Пятница

   
 Ещё вчера нам не давала покоя гора – красавица, совершенно очаровательно обращённая к нам северным склоном. А сегодня мы решили ее штурмануть. Высота 3300м. Желающих собралось четверо: Витек, Афоненков, Иришка и я. Предводительствует Витёк. Погода могла бы быть и получше. Солнца нет, через некоторое время заморосил дождь, а затем и снег пошел. Стало сыро, уныло и неуютно. Оптимизма поубавилось. Тем не менее взбираемся. Покрытые льдом ветви чахлых кустиков вдоль ручейков похожи на хрустальные подвески. Снега все больше. Яркие брусничины (может клюквины) смотрятся на нем очень эффектно. Из посторонних звуков – только слабое жужжание камеры и щелчки фотоспуска. Где-то на высоте 2800 остановились. Погода – совсем никуда. Облачность, вершины не видно, кругом сырость. Видимость – метров 200. Почесав за ухом, единогласно решили возвращаться. Последним аргументом в пользу этого решения стала цепочка медвежьих следов на свежевыпавшем снегу.
Тема медведя всегда занимала в истории нашей группы почётное место, наравне с темой бобров, комаров и других опасных хищников. Когда готовили маршрут, нам рассказали о страшных змеях, смертельных каракуртах и прочей пресмыкающейся гадости, но вот о косолапых никто не предупреждал. Глаза нам открыл гид Валерий:

- Много их, и наглые они стали.

И дал нам дельный совет:

- Если придётся убегать, бегите не вверх и не вниз а вдоль склона.
- Почему?
- А мишке так бежать тяжелей. У него же лапы одинаковой длины.
- А у нас что разной?

     Вернулись в лагерь к обеду. Промокшие до нитки, но восхождением довольные. Погода потихоньку стала налаживаться. Мухин с Абламоновым пошли обследовать близлежащие холмы. Болгарин убрёл гулять вдоль реки. Каты готовы, рыбы нет.
     Вечером – костёр, гитара. Хорошо.

27.09.2003 Суббота

     
Вчера утром отряхивали с палаток иней, сегодня снег. Снег шел всю ночь и не собирается прекращаться. Ночь выдалась не такая холодная, как предыдущая, но всё равно не вспотели. А мы то думали, что едем в тёплые страны. Еще и в бархатный сезон. Мысль о бархатном сезоне активно муссировалась весь поход и даже стала его символом.

- Снег, мороз ,ветер, холодина – что может быть лучше?
- Поход в конце октября.

     Впрочем, по большому счёту – грех жаловаться. Когда показывается светило – вообще кайф. Мы так и старались ставить лагеря, чтобы с утра побыстрее оказаться на солнце.
     После завтрака (Я ненавижу мюсли!!!) на совете стаи, из-за распоганых погодных условий, постановили ждать до обеда. И потом решать, выходить ли сегодня.
     Небо по прежнему затянуто облаками. Ирина взяла 2-х литровую бутыль спирта и пошла замаливать наши грехи у бога погоды. Бог погоды выпить любит. Или Ирина понравилась, только через час – распогодилось. Тем не менее, пообедав, решили – выходим завтра. Мухин, Ирина и Афоненков упёрлись гулять. Массы завалились на массу. А по
пробуждении светлые головы масс молнией пронзила мысль: - “Сегодня же день туриста!!!”. Во,блин, чуть не забыли.
     У метеобога к тому моменту, видимо, началось похмелье и он снова наслал на нас проклятье небес в виде плотной облачности со снегом. Мы забились все в одну палатку. Хорошо, что вспомнили про праздник. Ну очень душевненько посидели. К ужину Абламонов нажарил блинов. Вечером костёр, гитара. Здорово.

28.09.2003 Воскресенье

     Это была самая холодная ночь за весь поход. Конечности не разгибаются. Лужи по берегам замёрзли, раздаются злые шутки о ледокольном сплаве. Но выглянуло солнце и жизнь наладилась.
   
 После неторопливых сборов отчалили в час. Кажется появляется надежда, что этот маршрут все-таки станет водным. Река спокойная. Много разбоев и мелей. Встречаются завалы. Фантастически прозрачная вода. Четверка дико перегружена. Тяжело им идется по малой воде, да еще и с пассажиром.
     Расклад по судам такой. Двойки – Болгарин с Витьком и Абламонов со мной. Дебаркадер: Афоненков, Мухин – сзади, Дюк и Ромка – спередю. Ирина – пассажир.
     К 16:30 (с перекусом) подошли к каньону “Чёртово ущелье”. На правом берегу песчаный пляж, за ним вполне приличная стоянка, на которой и встали. Рыбы нет. Народ расползся наслаждаться видами. Сползся только к ужину. Вечером костёр, гитара. Замечательно.

29.09.2003 Понедельник

     
Каньон начинается разгонной шиверой перед 13-м порогом. Ни шивера, ни сам порог особого впечатления не произвели. Прошли с вещами без проблем. Посмотрели дальше. А дальше - 14 порог. По большой воде он должен состоять из 4-х ступеней. Сейчас же выглядит как четыре отдельных сложных препятствия. Даже пять,так как в первой ступени можно выделить две четко обрисованные части. И вся эта радость тянется около 2 км. Но это мы увидим позже, пока - обнос вещей!
     Долго ли присутствие дамы может сохранять табу на непечатное словоизвержение? Долго. Если нет обносов.
     Сначала вдоль кромки воды. Берег можно было бы назвать крупнокаменистой осыпью, но это мелкокаменистые троллейбусы. К тому же скользкие. В неопреновых тапочках – считай, что по льду идёшь. Потом взлёт наверх. Теперь уже на самом деле осыпь, которая всё время осыпается. Прибежавший с разведки Абламонов так жестикулировал всем телом, указывая куда лезть, что спровоцировал небольшой камнепад на наши головы. Еле успели разбежаться. Потом опять булыжники размером с чемодан, потом еще один взлет вверх по курумнику. Ромка перевёл слово “курумник” в разряд грязных ругательств. Порастягивали связки, понабили синяков. Больше всех пострадала Иришка – вечером Ромка чинил её, рассеченную об острый камень, пятку.
     
Поднявшись на плато, дошли до окончания 14 порога и здесь поставили лагерь. Мы наверху, река шумит далеко внизу. За водой мы не ходили – мы снаряжали экспедицию. Впрочем - за дровами тоже. Лагерь поставили поздно, умаявшиеся вусмерть. Тем не менее Абламонов, Витёк, Мухин и Афоненков умудрились сделать вторую ходку за вещами. - Гвозди бы делать!!!
     Понедельник день тяжёлый. Вечером... Ну вы в курсе. Вечеров без гитары и без костра у нас практически не было.

30.09.2003 Вторник

     Вчера так упахались, что даже не заметили в каком красивом месте встали. Гряда холмов янтарного цвета, залитая солнцем. Далеко (глубоко) внизу – лента реки. Высокие, почти отвесные скалы на противоположном берегу. Оказывается уже осень.Подошли к катам. С рам свисают сосульки.
   
 Вход в первую ступень решили обвести. Четвёрке тут вообще не светит – сплошной частокол, не пройти. Мы с Серёгой тоже решили не рисковать. Только Болгарин с Витьком упёрлись: пойдём и всё. Наши увещевания про приключения на свой гидрокостюм в первый серьёзный день на воде проигнорировали. Хотим, говорят – Хочем! Ну ладно, не малые дети – знают, что делают. Провели четвёрку и нашу двойку. Проводка подарила нам не меньше светлых мгновений, чем обнос. Вторая двойка, чуть подвинув камни, прошла удачно.
     Дальше пошли все вместе. Вторая часть ступени – хороший слалом с обязательным наматыванием на камень на выходе. Поток не шибко мощный и, потому, навал на камень не криминальный. Прошли удачно.
     
Следующая ступень – “Набережная”- мощная, красивая прямая. Скалы правого берега под 30-градусным углом спускаются прямо к воде вдоль всей ступени. Линия прохождения – под правым берегом через каскад простых, но довольно мощных сливов. Очень холодно стоять на страховке в тени. На солнце – наоборот очень жарко. Мы с Серегой чуть не удержали эту самую прямую и очевидную линию прохождения и, пожалуйста – шмяк об берег. Не сильно, правда, но развернуло.
     Встали перед третьей ступенью – “Решето”. Она впечатляет. Но это завтра. Уже вечереет. Перечалились на правый берег и пошли в лагерь к Ирине довольные как слоны.

01.10.2003 Среда

     С утра прогрев гидры, пошли покорять “Решето”. Порог очень красивый и непростой. Проходы – узкие, много негабаритов. Изюминка порога – двойной прижим в середине. Река здесь поворачивает вправо, а затем влево, при чём оба поворота на 90°.
Расставились, приготовились. Свет, мотор – поехали! (Гагарин®).
     
Первыми поехали Болгарин с Витьком. Прошли. Не то чтобы хорошо, но остались на своих двоих (баллонах) и, чуть подкорректировав русло, выскочили там, где и было задумано.
Вторыми пошли мы с Серёгой. Повторить маршрут первого экипажа мы не могли – их кат сантиметров на 20-25 уже, и нам, ну никак не протиснуться в ту щелочку,куда просочились они. Альтернативный проход – слив со здоровой бочкой. Приняли решение пробивать бочку, но ее размер предполагал пробивание исключительно носом и на скорости.
     
Место старта – мелкое. В воде у берега навалено много небольших, но всё же мешающих движению каменюшек. Болгарин с Витьком просто перетащили кат через эту отмель, а нам же лень - решили пропихиваться. Оттолкнулись,пропихиваемся, поток нас подхватил, пытаемся развернуться – фигушки! Эти подлые камни маневра сделать не дают. Так мы и разгонялись... Кормой вперёд, коленками назад. Развернулись мы только когда уже, либо в ту самую бочку, в которую “исключительно перпендикулярно”, либо в щель негабаритную... Но вот только место перпендикулярности и скорости у нас получился заход глухим “чайниковским” лагом. Выхода нет - угребли в щель. Дальше, как в замедленном кино – сначала в щели нас распёрло. Мой баллон потащило вниз, Серёгин, соответственно, вверх и я оказался под водой. Выныриваю, Серёги нет.... - утоп, думаю. Но слышу откуда-то сверху: “Я..............,......,....... и ....... этот катамаран!!!” И радостный ПЛЮХ в воду. Перевернулись удачно – в улов. Оба оказались между баллонами, под ногами сразу нащупали дно и так и вышли на берег, держа катамаран в руках. Окружающие радостно машут руками, радуются – видать понравилось кино. Мы же каски почесали, на кат погрузились и дальше порог прошли. На выходе из ключевого места нас опять заклинило. Один баллон по скале, другой по воде – такая вот раскаряка. “Ну, думаю! Два киля в одном пороге!? Многовато!” Но, к счастью, проплюнуло.
   
 И тут пошла четверка. Учитывая габаритные геморрои, народ напряженно расположился на берегу и приготовился к шоу.
     Зашли хорошо – уже плохо. Это у них примета такая – чем лучше зайдут,тем хреновей выйдут. И в самом ответственном месте – там где первый 90о –ый поворот - они не вписались. Их влепило в скалу, прижало, стало подламывать и размазывать по скале, правый баллон притопило. Витька, севшего правым передним, долго уговаривали: “А не соизволит ли многоуважаемый сэр перейти на левый баллон...”. Но Витёк человек дотошный и требовал теоретического обоснования. С берега выглядело весьма комично. Трое перекрикивая рев воды:

- Витя!!!........,быстро!!!..........,сюда!!!..........., на левый!!!..........!!!

Витёк, положив весло поперёк, с совершенно невозмутимым лицом:
- Да. Но зачем?

      Насилу уговорили.
      
При просмотре мы заметили один слив, который сначала приняли резервным на случай неудачного прохождения. Ну, если не попадём в другой. Но затем увидели в этом сливе здоровенный “зуб” и отказались от такого резерва. Вот в этот то слив и потащило и без того уже потрёпанную четвёрку. Когда они рамой приложились к зубу, из стремян, как пробку из бутылки, выкинуло Афоненкова. Кат повис на “зубе”, а через несколько секунд вымыло и Витька.
     Кат висит на зубе, командир (Афоненков) смыт за борт и удаляется все дальше, пока не забивается в скальный выступ и потом выбирается на левый берег, Мухин прилагает титанические усилия, чтобы снять кат с зуба, а Витёк пытается забраться обратно на раму, причём забираться ему приходится против потока. Дюк одной рукой помогает Витьку, другой гребёт, произнося при этом не очень печатные фразы по поводу происходящего (а с виду ведь интеллигентный человек).
      
И все это происходит у левого берега, где от правобережной страховки толку, как с козлов молока. В конце концов с “зуба” четверка снялась и, став тройкой, спокойненько зачалились метров через 150. У них погнута рама, повреждён баллон и прекрасное настроение. У нас тоже (в смысле, настроение). Сплав на сегодня закончен. Денёк выдался, что надо. Ирина, фотонаблюдавшая за нами с берега, объявила нас всех законченными отморозками.

02.10.2003 Четверг

      На воду встали около 12-и и за четыре часа прошли остаток “Чёртова ущелья”. 15 и 17 пороги вписаны в не шибко полноводную шиверу. Шивера эта доставляет массу неприятностей четвёрке. Рама согнута везде где это возможно, баллон повреждён. Сняли с них два рюкзака – по одному на каждую двойку. После этого они пошли лучше. Мы - хуже. При нашем уровне воды этот участок вообще не представляет никаких проблем. Единственная сложность – камни.
     Выйдя из ущелья, мы обнаружили прекрасную стоянку на левом берегу. Та самая полянка, где мы перекусывали при заброске. Стоянка эта замечательна со всех точек туристического зрения. Дров в избытке, пейзаж великолепный, погода шикарная. Кроме того у всех приподнятое настроение - пройден самый сложный участок Коксу. Грозное Мухинское “Ну что?” пронеслось над долиной. Это значит, что если в течение ближайших пяти минут не будет разбадяженно и разлито, он за себя не отвечает. Дюк извлёк из рюкзака очередного
последнего “Сома в масле”. Выпили по рюмке за окончание этапа, затем экипаж четверки занялся ремонтом. Ремонт вылился в практически полную разборку с последующей сборкой обратно, впрочем, команда к этому уже привыкла – не первый раз за маршрут.

Вечером приехали мужики – лесорубы. Один засиделся довольно долго. Всё про жизнь рассказывал. Налили ему рюмку. Похоже, что тишина закончилась. Дальше вдоль реки идёт дорога, пасеки, рыбаки. Не Кавказ, конечно, но вещички в палатки лучше убирать.

03.10.2003 Пятница

      Встали не пойми во сколько – на всех часах разброс на час - полтора. Мой будильник вообще с ума сошел. Ведёт себя странно, да и выглядит как-то не очень.
Начинается “Верхнее ущелье”. Погода испортилась, солнце с трудом пробивается через дымку, холодно. Пошли походным порядком. Воды мало, гружённые каты сидят низко, через это имеем динамичный слалом даже на шиверах, а уж на порогах – вообще колбасит. В шестом пороге, который был выделен в лоции, поимели радость филигранного маневра между камней. При том маневр, по большей части, осуществляли пешком, пропихивая суда через камни.
“Поцелуй иуды” не впечатлил. Достаточно очевидный проход, очевидный навал на камень... Но Дюк сказал, что ему это дело почему-то не нравится. В сливе его выбило из упоров и он чуть не потерялся. Чуй, однако.

Из отчётов мы знали, что где-то в середине “Верхнего ущелья” живёт пасечник Клаус, весьма расположенный к туристам. До него решили и идти. Идём и идём – замёрзли все. Мне начали непрозрачно намякивать, что мол хрен с ним с пасечником, давай встаем.
Ладно, в конце концов встали. Места для лагеря нормального нет. Мы с Абламоновым пошли дальше по дороге, перевалили через горочку, смотрим – дом, пасека, мужик.

- Где, спрашиваем, у вас тута Клаус живёт?
- Это я.

     Значит, дошли таки. Лагерь поставили рядом с пасекой, на полочке.
Пасечник, действительно оказался золотой мужик. Побаловал нас картошкой, морковкой, луком, вареньем и мёдом. Мёд с собственной пасеки. Это что-то особенное. Оторваться
невозможно, при том, что я, лично, мед просто-таки ненавижу (почти, как мюсли). Попутно выяснили, что он не Клаус а Александр Клоус. Мы специально для него привезли из Риги бутылочку рижского бальзама, чему он был несказанно рад.
На ужин Ирина приготовила вкуснейшее картошко-морковко-луковое рагу. Вечером Александр пришел к нам на чай. Трепались долго и приятно.
Конечно же спросили:

- А медведи часто заходят?
- Да вот вчера один заходил – улей свернул. Собаки мои его спугнули. Обычно он сюда не заходит, собак боится. Он обходит пасеку понизу. Вот вы как раз на его тропинке палаточки поставили...

04.10.2003 Суббота

   
 Ночь была довольно тёплая, но утром встали - солнца нет. Опять грябать по холоду, но после мёда пошли быстро и весело. Порог, над которым стоит пасека, проходили без вещей. Дальше - с полной боезагрузкой. Четвёрка радует акробатическими номерами на порогах. Смотрели далеко не все, многое проскакивали сходу. В километре от блокпоста вылезли на берег, окоченевшие до крайности. Погрелись у костра, и жизнь наладилась. Я, Дюк и Абламонов пошли в Рудничный. Наша цель – телефон и магазин.
     Подошли к блок-посту. Если со стороны Рудничного погранцы людей ждут, то пришедшие со стороны границы оказались для них полной неожиданностью. Пришлось долго стучать по металлическому шлагбауму и кричать, пока разбудили. Вылезли они опухшие ото сна, перепуганные, с автоматами. Страшная пограничная овчарка оторвала заспанную голову от лап, зевнула и уронила голову обратно. Граница на замке.
     
Из Рудничного позвонили в Ригу, на почте подзарядили видеокамеру. Магазин оказался закрыт, но нам объяснили где живёт продавщица, которая нам его и открыла. Закупились водкой, пивом и хлебом. Дюк всё это едва допёр. Идём обратно. На блокпосту все уже проспались, приосанились – документы проверили, сравнили со списком нашей группы. Мы, мол, в курсе, кто у нас здесь в погранзоне шляется. Даже овчара тявкнула. Так как после пасеки у нас осталась картошка, сегодня снова обжорный день. Правда, магазинная водка это не наша фирменная разведёнка. Как сказал Мухин – не веселит. Сказал и остался спать у костра. Ночью пошел дождь. Абламонов выскочил из палатки убрать вещи под тент. А Мухин не долго думая - за топор. Принял Абламонова за медведя.

05.10.2003 Воскресенье

     
Последние пороги “Верхнего ущелья” прошли без остановки походным порядком, чтобы не тормозиться у погранцов. Мало ли какую ещё мзду придумают. Дальше река спокойная - текуха и небольшие шиверки. Расслабуха, все из упоров повылезали. Мухин через это два раза чуть не свалился с ката. Периодически останавливаемся размять затёкшие члены. Характер реки позволяет сегодня в полной мере наслаждаться окрестными красотами. Снежные горы остаются позади,сменяясь холмами, по берегам даже сосны появляются. Одна картинка запомнилась – по правому берегу солидные холмы со скальными выходами, довольно крутые берега, а слева – низкий бережок, сосенки, березки, вобщем, типично прибалтийский такой пейзажек. Мы определили это дело, как Казахско – Латвийскую границу.
     
По берегам - обилие облепихи. Весь день с наслаждением ели эту кислятину. К вечеру, пройдя 32 км. межгорную котловину, вплотную подошли к ущелью “Ерзасай” и встали на чудной стоянке на правом берегу. Мухин опять остался спать у костра. И опять пошел дождь. Выскакивая из палатки попрятать вещи, я сразу привинтивно помахал в его сторону фонариком – чтоб не зарубил. Утром приказом по лагерю запретили Мухину спать у костра. Это к дождю.

06.10.2003 Понедельник

     Начало ущелья “Ерзасай”. Довольно красивые и интересные пороги. Группа полностью сработалась. Многие пороги проходим сразу. Просмотры тоже не занимают много времени.
Поэтому движемся быстро. Зашли в домик сборщика эфедры, но знаменитый Сергееч там уже не живёт. Уехал на Алтай вместе со всеми туристическими подарками и легендарным журналом, где все проходящие группы оставляли записи. Место Сергееча живет там странноватый и боязливый джентльмен.
     День закончили прохождением порога “Свирепый Гарри”. По общему мнению группы – не такой уж он и свирепый. Хотя нас развернуло во второй ступени на 180 градусов. Не всегда надо слушать командира. Он тоже человек, и “право” с “лево” спутать может.
Вчера видели на берегу медвежонка. Сегодня Болгарин спугнул змеюку. В обед над нами кружили орлы. Людей, как отошли от Рудничного, заметно поубавилось.
     
Встали перед порогом “Водопадный”. Над порогом живёт Геннадий. В полном одиночестве и совершенно автономно. Он протопил нам крутую баньку, потом гоняли чаёк под разговоры. После отъезда Сергеича он стал вести новый журнал тургрупп. Мы пятая группа в этом году.
Когда взошла луна, стало светло, почти как днём. Угрозами и уговорами загнали в палатку, задремавшего у костра, Мухина.

07.10.2003 Вторник

     Порог “Водопадный” очень красив. Чем собственно и порадовал. Проходили без вещей. Сначала прошли двойками. Затем прошла четвёрка. С пассажиром! Ирина, решившаяся на подвиг сорвала, аплодисменты. Жалуется – “они же не дают мне грести совсем”. Ну, я и
посадил её на двойку, а сам сел пассажиром на четвёрку – идиот! Замёрз до синевы, всё тело затекло, еле разогнули. А страху натерпелся,как никогда. Всё видишь а сделать ничего не можешь... Особенно, учитывая, что мы подоборзели да и подустали и пёрли практически без просмотра. Зато понял, кто у нас за поход на самом деле хлебнул адреналина не по детски - Ирина. После обеда она посмотрела на мое несчастное лицо и мы поменялись обратно.
Последний, довольно весёлый порог (где четвера еще раз подтвердила тезис о том, что нет ничего хуже, чем правильный заход) и мы выплываем на ровную воду. Ещё немного аккуратной (чтоб не вляпаться) гребли до водопадов и финиш!!!
     
Полюбовались водопадами. При значительном запасе времени можно было бы попробовать с них спрыгнуть. С небольшими оговорками, они идутся. А мы уезжаем. Мужик, живущий над водопадами дал нам два часа на сборы и на ЗИЛе отвёз к посёлку Кировский. Уже в сумерках мы ставили лагерь примерно в километре от посёлка на берегу Коксу. Слава была пропета Дюку и Абламонову. Они вернулись из командировки в поселок с запасом горючего, так как наши ресурсы иссякли, а сегодня последний костёр. Засиделись до утра.

08.10.2003 Среда

     
Утром мы с Абламоновым пошли искать бусик до Алматы. Нашли “Газель” за 50$. Довольно долго собирались, сушились, благо солнечно. Соорудили роскошного Васю, для жертвенного костра вещей не жалели. Отъехали только в два часа.
После продолжительных поисков в Алматы удалось снять (за 50$) домик недалеко от станции. Домик - несколько громкое название, скорее сарай, завешенный коврами. Вечером посетили знаменитые бани “Арасан”, потом пошли, понятно, в кабак. В кабаке пропивали любовно сбережённый Дюком общак, но всего пропить не удалось. Даже половины не осилили.

09.10.2003 Четверг

      С утра проводили двоих бойцов - Болгарина и Абламонова. Первого в Абакан, второго в Караганду, к родителям. Слёзно распрощавшись, поехали на Медэо. Сидели, курили на трибунах под рассказы Мухина об истории конькобежного спорта. Забрались на селезащитную плотину. Потом шлялись по городу, покупали сувениры, поужинали в кабаке и домой вернулись уже совсем ночью. Назначив Витька ответственным за подъём, попили, попели и завалились спать.

10.10.2003 Пятница

     Подъём в 4:30. В две ходки перетащили на вокзал шмотки, сели в поезд, погавкались с проводником и обрубились.

11;12.10.2003 Суббота и Воскресенье

Сон, карты, менты, сон, карты, менты, и так до бесконечности. До тошноты.

13.10.2003 Понедельник

В Москве нас встретили Ленка с Серёгой. Нагрузив в/на серёгин “Жигуль” все вещи и Ромку, перебрались на Рижский вокзал и разбежались кто куда. Дюк, Мухин и я – в Переделкино. Ирина, Серёга, Ромка и Витёк – гулять. Вечером у поезда распрощались с Афоненковым и с москвичами. Сели в Рижский поезд.

14.10.2003 Вторник

Рига. Падаем в объятья встречающих и разъезжаемся по домам. Дальше будут ещё встречи, бани, фильм, море воспоминаний и планов на будущее. Насочиняют анекдотов, как обычно...
Но все это чуть позже, а сегодня маршрут завершён. Мы вернулись! Мы молодцы!!!
Сентябрь-октябрь 2003 г.


Комментариев нет:

Отправка комментария