воскресенье, 1 августа 2004 г.

Кутсайоки - Титовка - Зап.Лица 2004




Надо мной уже люди смеются. Я опять хотел на Полярный Урал и опять промахнулся. В прошлом году вместо Воркуты угодил в Алматы, в этом - в Мурманск. Но если раньше всё обламывалось на уровне проекта, то в этот раз разве что билеты не купили. Хорошо что позвонили в Воркуту.
- К нам в середине июля? Да вы с ума сошли. У нас же зима ещё...
Фраза: “А ведь мы сейчас могли быть на Полярном Урале” стала символом надежды на весь поход.

Расстроились, конечно. Но отпуск уже не перенести. Взялись переносить маршрут. Настрой на север был радикальный, и потому логичным казался Кольский полуостров.
Куда? Кутсайоки это, конечно, здорово, но мало. Надо что-то еще. Пару лет назад в интернете появились небезынтересные описания двух рек к западу от Мурманска – Титовки и Западной Лицы. Маршруты по ним описаны в исключительно превосходных степенях – и сумасшедшие шиверы, и бесподобные водопады, и несложная заброска / выброска. Отчеты даны на июль-август. Прикинули, что в конце июня там вообще должно быть весело - паводок.

Смущало, во-первых, наличие разновсякого злобного контроля со стороны погранцов, рыбнадзора, ментов.

Во-вторых, опасались замёрзнуть. Север всё-таки. К тому же крайний.

Засели мы за интернет. Информации становилось больше, оптимизма - меньше. Суровая и бескомпромиссная организация “Мурманрыбвод” сообщила, что по причине сёмговости, реки Титовка и Западная Лица „категорически запрещены для сплава на всём протяжении” (как и ещё целый ряд рек, где эта рыба нерестится).
Следующий удар судьбы – Зап.Лица впадает в Баренцево море аккурат у базы атомных подводных лодок. В свете вступления нашей „маленькой, но гордой” в НАТО перспектива нахождения вблизи секретного объекта потенциального противника рисовалась сомнительной.

Мы попробовали получить разрешение на пребывание в ЗАТО (Закрытый административно-территориальный округ) через одну из мурманских турфирм. Это возможно... за 50$ с носа. Жаба задушила платить такие деньги и мы решили идти на свой страх и риск. Правда, стало несколько неуютно, когда я прочитал положение о погран. зоне и выяснил какие именно законы Р.Ф. мы собираемся нарушить.

Параллельно с нами на Кутсайоки отправлялась группа Бориса Кооля. Он и решал вопросы заброски- выброски, пока я зарабатывал стрессы и седые волосы в тщетных попытках легализовать вторую часть экспедиции.
В процессе подготовки сформировалась основная цель маршрута – не сесть в тюрьму. Злые шутки про бронежилеты и агентов ЦРУ шутками уже не казались.Но на все мои тихие истерики группа взирала с сочувствием и пофигизмом. И из дома я выехал с настроением “Будь что будет, авось не застрелят.”

А группа случилась такая:



Однозначный положительный ответ сразу дал Юра (Дюк) Авдюкевич. Помятуя прошлогодние заслуги на финансовом поприще вновь был назначен распорядителем группового капитала. Уже вошедший в обиход Юрин слоган “Денег нет” в этом году дополнил девиз “Не в деньгах счастье”. Однако денег опять почему-то хватило и даже невостребованный НЗ был просто роздан нам на обратном пути. Вот к чему приводит жадность и алчность олигархов.   

Я, наверное, еще не раз вспомню поход прошлого года, но уж очень много параллелий, перпендикулярий и продолжений связывают эти два совершенно непохожих путешествия. Тогда, возвращаясь из Казахстана, Абламонов нас покинул, дабы съездить в Караганду к родителям и назначил заместителя по пайке. Назначил, а в этом году не поехал. Решили руку не менять. Так Витек Антипин и стал завхозом. Бедолага. Завхоза можно жалеть, можно уважать, наверное можно даже любить. Ему можно простить мюсли, орешки и высказывание “Не хлебом единым...” , но не издеваться над завхозом невозможно. Тиранили, пристыжали, ругали, но не похудели.   


После долгой и продолжительной болезни шлангизмом, к всеобщей беспредельной радости, в наши ряды вернулся Денис Беликов. Зная таланты Дениса, на ниве что-нибудь пришить-прибить-приклеить был он назначен групповым реммастером. Вот тут и попал. Но кто мог знать ЧТО мы сотворим со своими судами.   

Примерно за месяц до отъезда позвонил мне многоуважаемый предводитель местного каякерства Боря Яхнис и порекомендовал двух достойных туристов, у которых напрочь сорвались планы на лето. Так в нашу группу влились Янка Клявиньш (специальными заданиями загрузить не успели, но очень скоро он занял аж две вакантные должности. Во-первых, за недюжинную силищу был признан групповым Атлантом. Один 80 килограммовый рюкзак чего стоил. А по ходу маршрута, как человек ведущий абсолютно трезвый образ жизни, был единогласно провозглашен Хранителем Группового Сознания.) и Эвия Клявиня – человек, у которого всегда всё хорошо. В худшем случае - нормально. Все невзгоды и напасти (Янку - как мужа, Юрку – как командира, комаров – как стихийное бедствие) переносила с неизменной улыбкой, чем создавала в коллективе исключительный позитив.   

Перетягиваем мы все-таки понемногу в стан водных туристов народ из смежных видов спорта. Так, в след за Витьком, из горного лагеря переметнулась к нам Вика Малик. Первый водный поход, а эмоций домой привезла, похоже, больше, чем вся остальная группа вместе взятая. И эмоции эти накапливала, не выпуская из рук видеокамеры. Результат – пятичасовой фильм.   

Ну и я, конечно – Кирилл Куницын. Ну, а как же... Я же это... Ну, того... В смысле тоже хочу... Правда, пришлось мне в этом году, помимо рулежа общих организационных вопросов, исполнять роль группового доктора. Очень я этого не хотел, но роль эта оказалась эпизодической. Народ подобрался здоровенький, и кроме йода и лейкопластыря из аптечки практически ничего не извлекалось.  

Когда стал понятен состав группы, остро встал вопрос формирования экипажей.. Дело в том, что получалось хронически нечётное количество народу. Первую часть маршрута – Кутсайоки - мы идём впятером. Затем, в Мурманске, к нам присоединяются Эвия и Вика. Дальше мы идём всемером. Решать проблему пришлось за счет Юрки. В итоге устаканились так: Кутса – на катах я с Денисом, Янка с Витьком, Дюк – на каяке. На Титовке-Лице Дюк пересаживается на катамаран с Эвией, Вика – пассажир.

Традиционные проводы со слезоизвержением и платочкомаханием состоялись

15.06.2004. Вторник.

Билеты мы , как обычно, взяли в общий вагон, который еще и подешевел в два раза. Только войдя в поезд, поняли почему. За в два раза дешевле поимели мы вместо четырех лежачих полок пять автобусных сидений и одного перепуганного попутчика. Утрамбовывались плотно. Что смогли запихали в купе, что не влезло – в тамбур. Когда пришел злой и пьяный начальник поезда и устроил истерику про нарушение противопожарной безопасности, часть рюкзаков перекочевала в соседние купе, обитателям которого пришлось рассказывать сказку о том, что полка выдерживает нагрузку в 240 килограмм и им ничего не угрожает. Мой уверенный тон их убедил. Сами же надеялись на чудо. Разместившись, поняли, что спать здесь невозможно. Но, выпив коньячку, почувствовали, что плавно пересекли незримую границу между состоянием ”дома” и состоянием”в походе” и жизнь наладилась. Также незаметно пересекли и государственную границу. Кто как, полусидя, полулежа вырубились. Я пошел спать в тамбур, довольно удобно расположившись между рюкзаком и каяком.

16.06.2004. Среда

Быстро, без запинки, за 700 руб. перебросились с Витебского вокзала на Ладожский, откуда народ разбрелся изучать туристические магазины, регистрироваться и наслаждаться архитектурными излишествами. Я остался сторожить барахло. Параллельная группа сделала тоже самое, оставив с вещами Бориса и Гунту, что и позволило мне в процессе охраны группового имущества нехило выспался.

Вернувшиеся из города притащили с собой много всякого добра, кроме единственной по-настоящему нужной вещи – карты 2-х километровки. Нету такой. Авдюкевич приобрёл губную гармошку. Тут же стали подначивать его на Lili Marlene.
Нудно докоротав день, в 23:20 погрузились в поезд “Санкт Петербург - Мурманск”. Вагон плацкартный, так что тут всё прошло совершенно гладко. Проводники привычные, народ – индифферентный. Мы легли и уснули.

17.06.2004. Четверг


За грязным вагонным стеклом своей спокойной, величественной красотой живёт Карелия. Как любого равнинного жителя меня впечатляют и заснеженные пики Кавказа, и бескрайняя тайга Сибири, но север - это нечто особенное. Попадая сюда, я просто столбенею. Уже хочется выскочить из поезда, поставить палатку под вот этой берёзкой, на берегу вон того озера–зеркала и хоть ненадолго стать таким же молчаливым и задумчивым, как все вокруг. Тихо здесь, не суетно.

Но поезд идёт, берёзки мелькают. Около 23-х часов мы выгружаемся в Кандалакше.
Тут же попадаем под пристальное внимание двоих сотрудников правоохранительных органов (здесь, на севере они действительно такими являются) и одного лица в штатском. Всё архи-корректно – списки групп, маршрутные книжки – этого вполне достаточно.

Грузимся в ждущий нас ЗИЛ. Две группы с рюкзаками, плюс рамы катамаранов, плюс разные мелочи. Разместились, треснули по рюмочке и в 23:30 поехали.

18.06.2004. Пятница

По дороге нас завезли в Алакуртти – отметиться у пограничников. Всё также вежливо и культурно. Меня с Коолем проводили на КПП. Мы ещё раз написали списки групп и потащились дальше.

По дороге (весьма, надо заметить раздолбанной) разморило всех, даже водителя и он попросил часовой пит-стоп. В 6:30 помятые и подопухшие мы высыпались из машины на мосту через Кутсайоки. Мест для стоянки не так чтобы много. Кооль с сотоварищи разместились на левом берегу ниже моста, мы на правом, над мостом, прямо у места, где Кутса вытекает из бесподобной красоты озера.


Первым делом ублажили местных духов, щедро разбавив озерную воду качественным спиртиком.

Завтрак стал поводом для нескончаемого потока острот в адрес Денисыча и его необузданной влюблённости. Он сгоряча так душевно бухнул в кашу соли, что мы усомнились в её съедобности. Поужинав, завалились в палатки.

Проспали до 16-и часов. Пообедали, на всякий случай припрятав от Дениса соль, и приступили к сборке катамаранов. Дюк тем временем взял “Bliss” и пошел разминаться на воду. Погода подозрительно хороша. Наверное к дождю. Вечером долго сидели в ожидании заката, но, поняв бесперспективность этого занятия, поползли дрыхнуть, потому что пора.

Только задремали – где-то совсем рядом звяканье. Водитель предупреждал – всё прятать в палатки ибо воруют. Мы с Дюком, как по команде из спальников прыг! Глаза горят праведным гневом, кулаки сжаты – босиком, в трусах и майках но к бою готовы. Оказалось, Витёк в кусты пошел. Правда, когда мы выскочили – забыл зачем. Попугали друг друга.

19.06.2004. Суббота

Витёк с Дюком прогнали сон зычным криком – “Размётано!” Позавтракав, стали
паковаться. Зря, ой зря не оставили мы пайку на вторую часть маршрута в Кандалакше. Рюкзаки утрамбовывали пинками. Это заняло время, на воду спустились только к часу. Хлопнули друг друга по спинам и отчалили.

Каты перегружены. Осадка – по раму. Особенно у нас с Денисом – мы еще и Дюка рюкзак пришпандырили. В валах – только глаза над водой торчат. Но огорчает не столько глубина погружения, сколько очень слабая управляемость нашего дредноута. В полной мере оценили это в первом же ерундовском прижиме, как следует приложившись к скале.

У каньона, именуемого в лоции “Короткий” нагнали параллельную группу. Они говорят, что воды меньше чем в прошлом году, но не сильно меньше.
Осмотрели препятствие, обнесли вещи за каньон и Юрку с каяком на страховку. 
Группа Бориса любезно согласились нас подстраховать. Порог не страшный и не сложный. Смущает только козырёк над водой у правого берега в последней ступени с острыми, как бритвы камнями свисающими до самой воды. Но от этой каменной ”расчески” мы с Денисом ушли без проблем, а вот от зуба в сливе не ушли, поймав его самой серединой центральной поперечины. Во что эта поперечина превратилась заметили только когда обедали после ”Короткого”. Стала она едва не Г-образной. Разгибать не стали – может сломаться. Оставили как есть. На общие обводы судна это сильно не повлияло. На ходовые качества, к счастью, тоже.


Во второй половине дня погода слегка ухудшилась. Стало пасмурно, прохладно, и как-то преддождливо. Следующие пороги – “Каменистый”, “Островной” и ряд шивер – нечто среднее между энергичным слаломом и тяжелой атлетикой. Камней до черта,кат – свинцовый. И только Дюк порхал как бабочка, получая от этого видимое удовольствие, периодически сотрясая воздух грохотом полиэтилена о камни.

У порога “Прыжок” вторично догнали группу Бориса. Порог красив своей простотой и прост как грабли. Вообщем – красив, как грабли. Слив один, но поперёк всего. Зашли-прыг-вышли. А Дюк зашел-прыг-лёг-встал-отжался-вышел. Молодец. Приятно смотреть на каякера в процессе профессионального роста.


После прыжка с ”Прыжка” пошли смотреть “Щёчки”. Порог интереснее и сложнее предыдущего, необходимостью хоть какого-то маневра. Но самое страшное в этом деле - просмотр и, не приведи Господи, обнос по нижней тропе. Не скало-, но глинолазание в 10 отвесных метрах над рекой со всеми её булыжниками.

”Сегодня не пойдем”.- решили мы, и, за отсутствием нормальных стоянок на правом берегу, перебрались на левый, где мой близорукий взгляд рассмотрел скамеечку. Зачем ставить скамейку в болоте мы так и не поняли, но искать другое место уже совершенно не хотелось. Первый сплавной день нас притомил. Нарубили лапничка под палатки, потравили комаров репеллентом. Жить можно. Прекрасно оборудованная стоянка с банькой на правом берегу естественно обнаружилась на утро сразу за ”Щечками”.

Юра, похоже ухайдокался больше всех,но всё равно ломанулся со мной на разведку левого берега. Дело в том, что вещи от порога “Щёчки” лучше обносить сразу в конец Карельского Башкауса. По лоции обнос по верхней тропе правого берега. Это значит круто вверх, метров на 60, затем по болоту, и затем очень круто вниз. Муторно. Группа Бориса начала обнос уже в тот же вечер. Возможности обноса по левому берегу не описаны, и мы пошли в разведку боем. Или, как заметил Беликов, двумя боями.

Не, ну иногда лоции, конечно, надо верить. Не описан левобережный обнос – значит, и нет его. Итог - пара синяков, одно очень артистичное падение на задницу, порванные штаны и удостоверение факта полной непригодности левого берега для передвижения. Правда, зело красиво.

Вернулись, когда Янис с Витьком уже раскладывали ужин. Несмотря на то, что у каякера киль – не киль, а норма жизни, порешили, что группа в большинстве своем катамаранная, и вниз башкой, оно и в Африке - вниз башкой. Хоть на каяке, хоть на барже. Потому за ужином и была опустошена бутылочка перцовки, всунутую нам на дорожку Абламоновым на килевые. Если бы не Дюк, так и привезли бы ее домой.

20.06.2004. Воскресенье

Лапник наши палатки не спас. Подмокли спальники и мы немного. Позавтракав, переправились на правый берег. Оставили под кустом сплавные вещи и вёсла, привязали каты, пошли обноситься. Обнос оказался не таким трагичным, как казалось поначалу. Справились довольно быстро. Шмотки оставили у впадения Карельского Башкауса в озеро Пюхяярви. Денис перевел название с карельского на русский, как озеро Пюха.


Вернулись к судам, переоделись и пошли. Юра посмотрел на “Щёчки”, почесал за ухом и сказал: 

-  Я жду вас внизу

Уже на второй день мы поняли, насколько полезен каякер в малочисленной группе. Без Юрки было бы нам гораздо сложней. Впятером ни тебе страховку адекватно поставить, ни на камеру снять. А тут – один конец на берегу, каяк за порогом и человек на камере. ”Щёчки” прошли без осложнений.

Далее порог “Кавказский”. (Порог ”Кавказский” на Карельском Башкаусе. Это надо же такого нагородить.). По лоции пятёрка. По факту - для пятёрки воды бы побольше. Слалом изряден, но мощи не хватает. Дюк снова идет вниз на подстрахеривание, что явно не способствует улучшению его, дюкового, настроения. Янка с Витьком прошли красиво, мы с Денисом несколько хуже, зато веселее. Мы вообще ребята веселые.
Дальше “Горка”. По описанию – четвёрка. Но чем он хуже (проще) “Кавказского” мы не поняли. В нашу воду он даже сложнее из-за слалома как на входе так и на выходе. На выходе – вааще караул. Бедные наши каты. Из порога нас выплевывает прямо в озеро Пюха. Карельский Башкаус закончен. 

На берегу озера прекрасная стоянка, где с утра нас дожидаются наши вещи. Тут мы пообедали и двинулись вниз.


Непривычно, конечно, в Карелии два дня без перерыва идти порог за порогом, теперь же мы вплыли непосредственно в Кутсайоки и нам открылась суть северной красоты. Водогладь да глухомань. Санаторий для болеющих редкой болезнью – глухоманией.

Но курс оздоровительной тишины продолжается недолго. До порога “Сомнительный”. Постояли, посомневались. Красивый двухступенчатый порог. Как сказал Янис после прохождения:

Не знаю, как смотрелось с берега, но изнутри мне понравилось.

К восьми часам подошли к порогу “Муравей”. Единственный ровный пятачок уже занят Коолевской бандой. Поставили две палатки впритык друг к другу без тентов, а сверху между деревьями натянули один групповой. Сходили к соседям – чуть злоупотребили, повспоминав былые битвы и подвиги. А после Денис, Дюк и я еще долго сидели у костра. Опечаленный Дюк мурлычет грустные песни. У него был бестолковый день. К счастью, самый бестолковый за весь поход, но тогда мы об этом ещё не знали. Весь день страховал, практически ничего не прошел, да к тому же навернулся и здорово ударился при обносе. Слава богу, что не лезет на рожон. Идёт только то, что может. Соответственно, проходит без серьёзных неприятностей:

 Знал, что обнесу, но не думал что всё!

Но этанол плавно разливается по организму, Юрка уже шутит. Потом гитара и еще по рюмочке. И закусить втихаря. Но завхоз об этом не знает – он спит...

21.06.2004. Понедельник

Вставали трудно. Пасмурно. Сложили вещи. Как только сняли тент – ливануло. Достаточно промочив палатку, дождь прекратился. Мокрую палатку свернули – выглянуло солнце. Вот и оставайся после этого материалистом.


“Муравья” прошли без вещей и достаточно легко. Дюк чрезвычайно порадовал динамичным прохождением - бурные аплодисменты.

Подошли к порогу “БСТ”. Говорят, что при внимательном рассмотрении дикого нагромождения камней в пороге, можно прочитать именно эти три буквы. На мой неискушенный взгляд, здесь можно с таким же успехом вычитать и любое другое слово из трех букв.

Воды мало, но обносить вещи подзадолбало и мы пошли с полной загрузкой, что не лучшим образом отразилось на состоянии судов.

Сразу за “БСТ” водопады “Оба-на” и “Маманя”.


Прохождение “Оба-ны” рассмотрели лишь теоретически. Не та вода. Неуправляемое падение даже при правильном заходе. К тому же два здоровенных петуха прямо на сливе могут сделать с тобой все, что захотят, а чего они захотят нам неведомо. Овер, с вероятностью, процентов так 80 и головой о камни. Обносимся. После “Оба-ны” пообщались с группой Кооля. Они идут чуть впереди нас. Обнос первого водопада относительно прост. ”Маманя” посложней, да и подольше. На все- про все ушло около четырех часов.

Водопады восхищают. Огромный перепад высот, мощная вода, закручивающаяся причудливыми спиралями, отвесные стены и огромное количество радуг. Любовались, кто сколько хотел. Дюк выковырял здоровенную каменюку. На наши подколки хмуро бубнил, что это не лишний вес в рюкзаке, а кусок “Мамани”. Вот так и разбирают на сувениры природные шедевры.


На “Мамане” нас догнала группа из Москвы – одна четвёрка. После обноса попили с ними чайку и попрощались. Они встали тут на стоянку. Встретимся с ними еще не раз. От водопадов мы отошли около семи часов в поисках хорошей стоянки. В процессе поиска прошли порог “Тесный”. Юрка для разнообразия пошел порог на кате с Янкой. Для разнообразия же они выбрали весьма своеобразную линию прохождения, чем знатно позабавили и себя, и зрителей. Боулинг на воде – сбей как можно больше камней. Только каты выглядят всё хуже и хуже.

Догнали и, наконец-то, обогнали вторую латвийскую группу. Они уютно устроились на скале левого берега. Помахали нам ручками и объявили что завтра у них днёвка.
Через пару километров мы тоже нашли премиленький утёсик левого берега, где и встали около 9-и часов вечера. Дров много, комаров – ещё больше. У костра высушили промокшую утром палатку. Юрка поймал вкусную рыбу, неизвестной нам породы.

Скромно отметили день рождения моей жены. На бурное веселье просто нету сил. Вот у параллельной группы с силами всё в порядке. Радостные визги долетали до нас пока мы не уснули.

22.06.2004. Вторник

День плёсов. Настоящих карельских плёсов. Беликов пребывает в состоянии перманентного экстаза. Любит он эти тихие, неподвижные пейзажи. С ним трудно не согласиться. Некоторые, правда, не согласны. Подавай им водопады и постоянный шухер. Препятствий сегодня действительно немного. Несколько шиверок, пара
шкуродёров. Походным порядком прошли “Ступеньку”, “Слив” и “Малый каньонный”, всё с вещами. В “Ступеньке” поймали зуб над самым сливом и свалились лагом. Дюк опять порадовал нас неординарным подходом. Долго целился, заходил, в конце концов попал именно туда, куда меньше всего хотел. Но вышел победителем.

Янка с Витьком выражают всем своим видом спокойствие и даже некоторое равнодушие к происходящему. Что характерно даже когда это происходит с ними. Пороги проходят так, будто они на ледоколе.

“Малый каньонный” я просмотрел быстренько. Порожек простенький, да и на просмотр бежать далеко. Сели на кат:

- Здесь,- говорю, – по центру, здесь – чуть левее, здесь – по валам...
- А дальше?
- А до сюда я не добежал....

В общем нормально прошли. Дюк на валах продемонстрировал серию красивых свечей.

Так от порога к порогу, за день прошли больше, чем за какой либо из предыдущих. Около восьми часов встали на правом берегу, совсем немного не дойдя до порога “Водопадный”. Весь день пасмурно. К вечеру пошел дождь. Место – не фонтан. Ни погода, ни усталость не предрасполагают к сидению у костра. Пообщались с проплывавшими мимо москвичами и разбрелись по палаткам.

23.06.2004. Среда

Сегодня Лиго. По этому поводу принято решение пройти как можно больше, встать пораньше и приготовить праздничный ужин.


Выполнить удалось только вторую часть задуманного. Мы быстренько догрябали до “Водопадного”, пошли его смотреть. Дюк кильнулся, вылезая из каяка, практически на берегу.

Порог мощный, весь из себя какой-то косой и несуразный. Течёт в одну сторону, падает в другую, бочки в беспорядке понатыканы, яма какая-то за первым сливом – дна не видно... Да и погода... Решили мы первые две ступени обнести. Третью и четвёртую – прошли. Встали на обед.

Пока обедали загрохотало. Беликов утверждает что боги сердятся на то, что мы порог обнесли. Боги эти, надо заметить, дико обидчивые. Ливануло так, будто мы всю реку по берегу прошли. Постояли, помокли. Потом натянули метеорологическое оружие (тент). Тогда пошел град. Пришлось жертвоприносить. Слегка поутихло. Дело своё они уже сделали – планы наши нарушили, дальше можно не стараться. Мы и так уже встали лагерем, благо стоянка здесь хорошая, хотя палатки и пришлось окапывать. Получилась целая ирригационная система.


Вечером – праздничный ужин, гитара, пиво “Bauskas”, бережно хранившееся в рюкзаках. Пива целых 4 литра. Стали мы Яниса поздравлять, а он нас ананасами да персиками кормить. Подарили ему нормальную титановую миску.

За полночь на наш огонёк зашла группа Кооля. С венком и каким-то птичьим кормом, каковой оказался прекрасной закусью как к пиву так и к водке. По случаю праздника (и недостатка закуски) порешили жарить блины. На это дело поставили Дюка и Денисыча. Блины удались на славу, но они извели всю блинную муку, запланированную на 4 раза. Посидели весьма душевно. Спать отправились в 5 утра.

24.06.2004. Четверг


После праздника вышли, понятно, поздно. Дюк ещё раз прошел третью и четвёртую ступени “Водопадного”, показав красивую свечу на выходе. Через некоторое время торжественно вплыли в Тумчу, а ещё через полчаса подошли к “Карнизу”. На левом берегу отличная стоянка, где притормозили на обед. Нашли на дереве бутылку с запиской. Здесь пропал 19-и летний парень. Издал приказ по лагерю: “Бояться и в лес не ходить”.

Пообедав пошли “Карниз”. Мы с Денисом и Дюк за нами прошли левой протокой без проблем. Янке с Витьком показалось, что слишком без проблем, и что правая протока более интересна. Туда они и пошли. Без просмотра. Зашли они неровно и в первой бочке их развернуло. Перед второй они успели выставиться, но в основном
сливе они что-то словили рамой. Это что-то их снова развернуло и в бочку они свалились-таки лагом. С левого берега мы могли только говорить, что думаем по этому поводу. Выглядело действо очень забавно. Кат резко теряет скорость и разворачивается. Затем он полностью пропадает из виду а через мгновение выныривает уже без Янки. Вскоре появляется из воды Янкина голова, украшенная подаренным вчера венком. Янка забирается обратно на кат, не потеряв весла, а Дюк тем временем гоняется по всей Тумче за смытым с ката боксом с ремнабором.

От души повеселившись, покатили дальше к последней череде препятствий на реке, заканчивающейся порогом “Шляпа”. “Шляпу” смотрели с левого берега и прошли походным порядком, остальное – без просмотра. На выходе из “Шляпы” Юрка поймал носом каяка незамеченный при просмотре зуб. Наделал грохоту, помял каяк.


Все!!! Первый этап путешествия завершен. Настроение превосходное. Его не омрачает даже то, что в результате аттракциона на “Карнизе” мы лишились гитары. Янка или через нее летел, или по ней забирался. Дека подавлена и реанимировать ее шансов нет. Сняли с гитары струны, нацарапали Рига 2004 и прибили к дереву. Вся надежда теперь на губную гармошку Дюка.

Стоянка здесь не очень удобная – заброшенная и, соответственно, загаженная база лесосплавщиков. Юрка попытался поймать рыбу. Говорит, сорвалось что-то крупное. Врёт, наверное.

25.06.2004. Пятница.

Ночью промокли все вещи, которые мы оставили сушиться на верёвках. Разбудили Авдюкевича, всучили ему бутыль спирта и отправили на переговоры с богами. Похоже боги местные – законченные алкоголики. Через час явилось Ярило. День мы посвятили сушке, перепаковке и ремонту катамаранов. Янкино-Витькиному здорово досталось на “Карнизе”.


В середине дня подошли москвичи. Они поднимались вверх по Тумче к “Котлу” и “Яме”. Завтра будем вместе выбрасываться. Вечером Дюк поймал то самое здоровое, что сорвалось вчера. Оказалась щука килограмма на два. Зажарили щуку, разбодяжили. Тут и москвичи в гости пришли. Тоже с бутылкой. Говорят: “У нас поход какой-то безалкогольный получился”...

Ночь удалась. Последним остался Дюк vis-à-vis с Ренатом – руководителем московской группы. Домой он пришел в 7 утра.

26.06.2004. Суббота

Спишь это ты с утра после тесного общения (практически братания) с коллегами по веслу и, вдруг, под ухом на максимальных децибеллах:

- Кораблик! Кораблик! Наш кораблик!!!

Окажись у меня под рукой бейсбольная бита, не было бы с нами больше Вити. Вылез я из палатки, так оказалось что до кучи еще и кораблик не наш. Этот пришел сообщить, что наш прибудет только в час.


К 12-и всё было уже собрано, позавтракано и мы стали ждать. А кораблика нет. Нет его ни в час ни в два. Подошла группа Бориса. Поприветствовались мы с ними и практически сразу попрощались. Кораблик пришел к трём. Боги захотели на посошок. 

Грузились мы под ливнем и шквальным ветром, хотя за час до того загорали на солнце и ничто не омрачало идиллии. Быстро погрузили на палубу рюкзаки, рамы, Рената, Дюка, кричащего хриплым голосом: “Бочонок рому мне или всех на корм рыбам пущу!!!” Накрыли поклажу тентом. Стихия разыгралась ни на шутку. Ливень такой, что в десяти метрах ничего не видно. Если не знать, что кораблик уткнут носом в берег – похоже на кино про кораблекрушение в океане. Не хватает только смытых за борт моряков. Но даже нетрезвые туристы ловко цепляются за леера...

Потихоньку отчалили. Поставили кипятиться чайник. Непогода мало- помалу отступила. Но тут капитан, он же рулевой, он же механик, он же единственный матрос нашего кораблика, грязно ругнувшись, объявил, что у нас слетел тросик рулевого управления. И убежал в машинное отделение, очевидно, этот тросик надевать. Кораблик, при этом, тихонько, но неуклонно движется в берег. У публики, скопившейся возле рубки, возникают и вступают в непримиримую борьбу противоречивые желания, как то:


  • Ничего в рубке не трогать.
  • Поправить курс неработающим рулём.
  • Покинуть судно.


К счастью, поломка была устранена прежде, чем мы на что-то решились. До Зареченска дошли за три часа. Когда подошли к пристани, тучи уже совершенно разошлись и вовсю палило солнце. В Зареченске мужики жалуются:

- А у нас хоть бы капля. Три дня жарища стоит.

Видимо дождь был адресован именно нам.

Погрузились в ожидавший нас бусик и поехали в Кандалакшу. Попросили водителя остановиться где-нибудь купить питья.

- Да в Зареченске и тормознемся.

Зареченск – посёлок, состоящий из полуразвалившихся бараков и заброшенных трущоб. Волосы встают дыбом, когда подумаешь, что в них живут люди. Магазином оказалась квартира на втором этаже одного из этих хлевов. Постучали в дверь. С той стороны спитой женский голос:

- Спирта нет!
- Да нам бы попить чего-нибудь.
- Вам водки или пива?
- Нам бы лимонада или минералки.
- .....???.....

До Кандалакши ехали около четырёх часов. И катер и бусик обошлись по 3000 руб. Но катер пополам с москвичами.


В Кандалакше купили билеты на поезд Адлер – Мурманск. Поезд через час. Побежали в посоветованную нам рабочую столовую. Лучше бы мы этого не делали. 
Обвалившийся кафель, ржавый рукомойник, при закрывании которого руки становятся грязнее, чем были до мытья, шаткие железные стульчики и нечто несъедобное и почти бесплатное в репертуаре. Всё это органично дополняла куча собачьего дерьма на полу.

Но кушать таки хочется – едой закупились в привокзальном магазине. Время до поезда коротали с москвичами. Они возвращаются домой. Их поезд чуть позже нашего. В вагоне кроме нас ни души. Полы вымыты, всё вылизано, поэтому проводник не в восторге от нашего вторжения. Но мы пообещали не гадить и, поев, завалились спать.

27.06.2004. Воскресенье

В Мурманск прибыли около семи утра. Пробежались по городу. Вчера был какой-то молодёжный праздник. На улицах редкий, даже по российским меркам, свинарник. Судя по всему, пивка вчера народ попил нешуточно. Выяснили, что наш поезд отходит в час. Жаль, наши дамы прибывают только в три. Значит уезжать нам завтра. Сидим на вокзале с Юркой. Остальные шляются. Юрка даже не сидит, а глухо рубится на лавочке, сняв ботинки. Подошли милиционеры. Ну, думаю, началось. Толкаю Юрку, милиционер подскакивает ко мне:

- Не надо будить, не надо.

Даже документы не проверил. Только спросили куда и когда едем. Северная милиция
вообще производит самое благоприятное впечатление что здесь, что в Карелии. Причём не только милиция, но и пограничники, и егеря, и ФСБ-шники. Их отношение к службе не сравнить ни с хамством питерских “блюстителей”, ни с распущенностью кавказских, я уж промолчу о незабвенной казахской полиции.

В 9 часов позвонили родственникам Вики, обещавшим нас приютить. Приют наш оказался в пяти минутах ходьбы от вокзала. Перенесли вещи, приняли душ. В три часа приняли в объятья наших дам. Вечером просмотрели то, что успели уже отснять. Пили пиво под вяленого ерша. Я то думал, что ёрш это такая маленькая, колючая, вредная рыбка. Оказалось – большая, жирная и вкусная.

28.06.2004. Понедельник.

Перепаковываясь, часть вещей оставили в любезно предоставленной нам Викиными родственниками квартире. Не будь такой возможности, куда бы мы дели каяк? Рюкзаки, показалось, стали ещё тяжелее.

В 12 со всем шмотьём были на вокзале. Погода испортилась и от вчерашних 20-22 oC осталось 8-9 oC. Плюс ветер. Пока ждали поезда, змерзли как Маугли. Проводница рассказала, что вчера одну группу на Титовку уже забросили.

Ехать нам 6 часов. Окружающие пейзажи вводят в уныние. Сплошное болото, явная беда с дровами. Речки, через которые мы переезжаем маленькие и невразумительные.


Станция Титовка – это абстракция. Нет никакой станции. И перрона нет. Только точка в пространстве. От этой точки до моста через речку примерно полтора километра. На реке стоит группа. Собраны два ката-четвёрки. Маленько потрепались. Оказалось, снова москвичи. Они идут тот же маршрут, что и мы, но в обратном порядке. Титовка – Зап. Лица – Кутсайоки. В 8 вечера они отплыли.

Костёр мы разжигали преимущественно из шпал. Запах стоял термоядерный, но другого топлива здесь нет. Здесь вообще попахивает. И воздух, и вода. Пару километрами выше от места стоянки река протекает через заброшенный военный аэродром, что не улучшает экологического фона. Пошли туда гулять. ВПП выложена огромными бетонными плитами высочайшего качества, толщиной сантиметров по 40. Полоса километра два. В наличии рулёжки и множество ржавых топливных резервуаров. Плиты частично растасканы. Под ногами кучи всякого железа и другой недоразгаданной нами фигни. Наброски безрадостного будущего на развалинах былого величия. Кажется, бетон до сих пор беззвучно содрогается...

29.06.2004. Вторник.


Ну и холодина у них тута. День собирали каты. Поминутно вспоминали Арманда. Должен был умереть от икоты. Особенно, когда попытались надуть баллоны, которые привезли девчонки. Баллоны “новые, почти хорошие”. Почему мы в Риге не придали значения написанной на них исторической привязке “Грищенко”? Их даже комары прокусывают. Пока на это хватает юмора.

Дамы разбавили наш грубоватый мужской коллектив. Весело. Только холодно у них тута.

30.06.2004. Среда.

За ночь не потеплело. На сплав одеваемся по полной программе. Если на первой части тяжелый кат был у нас с Денисычем, теперь по раму погрузились Янка с Витьком и Викой в качестве пассажира.


По берегам сталкеровские зарисовки - столбы, колючая проволока, покосившиеся вышки. Неуютно. Кажется, что за тобой наблюдают. Да и погода – дрянь. Холодно, ветер в морду. Грябать по ровной воде тяжело и нудно. Если не грябать, ветром сносит назад. К середине дня распогодилось. Стало даже припекать, но холодный северный ветер перегреваться не давал.

По берегам за осколками недавней военной истории все чаще стало проглядывать эхо войны. Берега буквально изрыты траншеями, капонирами. На правом берегу нашли свежий раскоп, из которого кто-то извлёк около сотни немецких зенитных снарядов, которые валялись вокруг. Местные рассказали нам позже, что тут регулярно находят технику, оружие. Каждый год хоронят погибших много лет назад солдат. Долину реки Зап. Лица называют и Долиной Славы и Долиной Смерти. Линия обороны за время боёв с 1941 по 1944 практически не сместилась и Мурманск – единственный незамерзающий северный порт - остался наш. Приятно удивило, что на фоне общего развала как страны, так и истории, к памятникам войны относятся здесь весьма уважительно, в чём мы позднее убедились на Зап. Лице. Везде чисто, свежие цветы. Хотя говорят, что кладбище немецких стрелков дивизии “Эдельвейс”, построенный на немецкие деньги в Печенге выглядит лучше. Там похоронено около 12 тысяч горных стрелков.


Препятствий на реке в этот день мы практически не встретили. Пропихнулись через несколько мелких, неприятных шиверок. Остановило нас озеро Лайа. При мощнейшем вмордувинде мы смогли войти в него только пешком. На стоянку встали на песчаном пляжике справа от впадения Титовки в озеро. Идти против такого ветра нереально. Решили встать в 5 утра и быстренько, без завтрака, его перегрябать. На берегу нашли авиационную бомбу, в воде у берега – артиллерийский снаряд. Руками не трогали.

Вечером немного повозились с катами. Оба красно - белых травят.

01.07.2004. Четверг.

Витёк, ответственный за подъём, растолкал меня в 5 утра. Ветер стих. Довольно быстро собрались и пошли. Ориентиры выхода из озера, описанные в лоции, нашли без труда. Как нам и обещали, на одном из островов нашли обломки самолёта.
Шедшие до нас писали, что это “Аэрокобра”. Возможно, хотя сказать что-то определённое об этих обломках трудно. Распознать можно фрагмент крыла, носовую пушку и стойку шасси. Острова, как и берега изрыты окопами и воронками.

Ветер постепенно нарастает, но за три часа мы Лайу прошли и встали позавтракать. Погода сегодня радует. Солнышко, тепло. Больше нас погоде радуются только комары да гнус. Моментально повылазевали, кровопийцы гнусные. После завтрака встретили пару шиверок и перекатиков. Сильно усомнились в том, что вода высокая. Практически на всех шиверках приходится выходить и пропихивать суда. В воде, при этом, помимо острых камней, полно всякого железа, которое теоретически еще и бабахнуть может. Такое ненавязчивое, но постоянное напоминание (что на воде, что на берегу) создаёт неприятное ощущение, что ходишь по костям.

Встали на стоянку после полуторакилометрового озера перед шиверой ”АБВГДЕйка”. Вечером Дюк наловил с десяток форелей, которыми и закусили. Очень не хватало угробленной на Тумче гитары.

02.07.2004. Пятница.


Встали в 9, вышли в 11. По описанию ”АБВГДЕйка” – семиступенчатая шивера, протяженностью около 5-и километров. Каждая ступень при этом представляет из себя полноценное препятствие. По описанию в шивере несколько мощных прижимов, в одном из которых даже фирменный dry bag не выдержал напора воды... Но... Уже первая ступень (видимо А) развеяла все надежды не только на большую, но вообще на какую-либо воду. Хаос разнокалиберных камней, отсутствие основной струи. Поток дробится на множество мелких простатитных струек с, как правило, габаритными непроходами (негабаритными проходами). Приходится слезать с катов и пропихивать их с риском для судов, вёсел и собственных ног. Хорошо, хоть погода радует. На небе ни облачка. Когда выходишь на берег размять ноги и перекурить моментально становишься объектом нападения жужжащих полчищ. Просто спасения нет.

В одной из последних ступеней видели на берегу обломки советской противотанковой пушки – сорокопятки.

После “Антигуманной, Бестолковой, Возмутительной, Грёбаной, Дебильной, Е.... (гусары, молчать!)” шиверы река разливается по широкой долине. Разливы местами напоминают озёра. Местами же сужаются до проток, пересечённых мелями. Снова и снова приходиться бурлачить. Такое развлечение продолжалось ещё часа два, до озера Титовского.


В озере множество островов. На берегу одного из них видели неразорвавшуюся миномётную мину. На другом пообедали. Пока дежурные дежурили, остальные, умаявшись спали в зарослях брусники. Хорошо, когда ветер сдувает комаров. После обеда перегрябали озеро и встали у порога “Эдик”. Времени около 16-и. Через час, оставив Дюка за главного, мы с Денисычем утопали в углублённую разведку. Наша цель определить местонахождение грядущих водопадов, погранзаставы и обещанного лоцией кафе.

Поднялись на ближайшую сопку. Красотища тут у них неописуемая. Впечатлились. Поснимали на кино и фото.

Параллельно просмотрели пороги “Эдик” и “Дубль”. Фактически это один и тот же порог. ”Эдик” – левая протока а ”Дубль” правая. Пороги, безусловно интересные в большую воду, сейчас представляют зрелище более чем печальное. Такой дер шлеп – дер шлеп – дер шлеп с камня на камень. Мешанина камней, ленивые струйки воды между ними. Особенно смешно выглядит выходная шивера. Пешком, только пешком.
Дальше река заметно оканьонивается, сужается пока не сузится до ширины в 6-7 метров. В этом месте расположился водопад “Прорыв”. Перепад высот на водопаде
около 8 метров. Перекошенная струя падает с косой плиты. С левой стороны падение отвесное, с правой - косой слив с отбойником от скалы правого берега. На водопаде встретили московскую группу. Они собирались идти водопад одним катом. Офигенной такой четверой. Мы решили, что пока они готовятся успеем сбегать в разведку и вернуться посмотреть. Не успели. Прохождение нам показали на камере. Кат вошел несколько правее центра, как и следовало. На косом сливе немного развернулся влево, затем буквально уткнулся обоими носами в бочку. Мгновенно остановился в почти вертикальном положении, сделал полу-пируэт, шмякнулся о скалу правого берега. При этом заднего правого гребца выкинуло из упоров. После этого продолжил свой пируэт и плюхнулся в выходную струю на ровный киль, кормой вперёд, коленками назад. Впечатляющее прохождение. Требует очень надёжного судна.
Посмотрев кино, решили идею прохождения ”Прорыва” на наших потрёпанных двоечках даже не обсуждать. К тому же адекватную страховку после водопада можно организовать только при наличии скального снаряжения.

О пороге ”Подушка” после ”Прорыва” можно даже не вспоминать.


Кафе на трассе Мурманск-Киркинес действительно существует и процветает. Посёлок Старая Титовка - это одинокий заброшенный дом, зато в гостинице при кафе есть горячая! вода (даже в Мурманске её не было). Кроме того при гостинице существует небольшое пастбище с оленями и рекламно-демонстрационный чум. На полках в кафе выставлено от дешевого пива до дорогих коньяков. Обнаружился даже рижский чёрный бальзам. Кормят тут, правда, гораздо средне. Беликов очередной раз влюбился в симпатичную даму за стойкой. Думал, не выволоку его оттуда. Хорошо, что не он сегодня дежурит.

Погранзастава, действительно, совсем рядом. От кафе её видать.
В лагерь вернулись около полдесятого с пивом и впечатлениями. От лагеря до кафе около 7 км, 4 из которых по лесу-болоту-скалам.

03.07.2004. Суббота.

Утро начинается с обноса. Так как цивилизация рядом, оставили в лагере Эвию и пошли обносить вещи за водопад. Обнос не занял много времени, хотя местами пришлось спускать рюкзаки на верёвках.
Сказалась тренировка на Кутсайоки.

Вещи и Викторию оставили за “Подушкой”. Вернувшись, стали проходить ”Эдика”. Проходить в буквальном смысле. Цель – налетать не на самые острые камни. После прохождения – обнос катов за “Прорыв”. Эта процедура вызвала куда больше эмоций. По затраченным усилиям – как ”Оба-на” с ”Маманей” в квадрате. Каты на верёвках и спасконцах, сами – как придётся. Но справились достаточно споро. Комары очень способствуют.

После “Прорыва” прошли “Подушку”. На ”Подушке” прокатились без сюрпризов.
Это единственный порог на реке в котором камни нам не мешали. После прохождения устроили массовые ныряния и запрыги в выходную струю с последующим самосплавом и метанием спасконцов. Денис поймал камень. Утверждает что ногой. Теперь хромает во все стороны.


Километра через два нашли вполне приличную стоянку на высоком левом берегу. От дороги не далеко, но нас отделяет лес и болото. Мы с Дюком двинулись в сторону кафе с целью найти на завтра транспорт. Машину не нашли. Нашли пиво, лососинку, белый хлеб, лимончик, масло. Вечером жировали. Стоим на болоте, и комаров просто невыносимое количество. Репелленты они игнорируют. Спасает только купание. 

Благо вода градусов 12. Можно сказать, тёплая. Опять вспомнился Казахстан с его “бархатным сезоном” и -10oC по ночам. А тут, за Полярным кругом – жара, комарьё, носы у всех пооблазили, морды красные.

Настроение сегодня приподнятое. Худо-бедно прошли вторую реку. Под конец ужина Дюк всех повеселил, неудачно просушив у костра пенополиуретановый коврик. Теперь в нем большая дырка в том самом месте, где должно располагаться нижние окончание спины. Зато в качестве накидки коврик смотрится довольно модельно.

04.07.2004. Воскресенье.

Доразобрали каты и приготовились к переброске на Зап. Лицу. Дико жарко и кусаются. Все по очереди лазим в воду. К полудню собрались и вышли на дорогу. Ни одно из проезжающих транспортных средств останавливаться не собирается. Млеем под солнцем. Одно хорошо - поднявшийся ветерок сдул комаров.


Поняв, что голосовать мы можем до бесконечности, отрядили людей в Старую Титовку. Они то и нашли Козлова Виталия Юрьевича с микроавтобусом. Виталий Юрьевич живёт здесь летом практически безвыездно. Вчера он отвёз москвичей, сегодня согласился отвезти нас. Обошлось нам это удовольствие в 500 руб.

Личностью он оказался весьма колоритной. Знает тут всех и каждого. Его в этих краях уважают. Сам бывший альпинист, он с удовольствием помогает туристам, а, как бывший офицер-пограничник он без проблем ввёз нас в погранзону посмотреть на ”Мельничный каскад”.

Подъезжаем к каскаду. Дорога раздолбанная, будто война вчера закончилась. Я и Вика в кабине, остальной народ в салоне. Неспешно беседуем на тему “Как у вас?”-“А как у вас?”. Тут он спрашивает у Вики:

- А вы в бога веруете?

Ну, думаю, сейчас начнётся нагорная проповедь. Вика начинает ему что-то втирать по теме. Он чуток послушал а потом и говорит:

- Я это не просто так спросил. Хорошо, что верите. Начинайте молиться.

Поворот по грунтовке. За поворотом - уклон градусов 45, справа отвесная стена, слева, соответственно, обрыв, грунт – глина. Дружный хоровой выкрик:

- А может пешком?!


Это, пожалуй, был самый экстремальный момент за весь поход. Спустились к ”Мельничному каскаду”. Состоит он из трёх водопадов. Здесь, действительно, когда-то стояла мельница, сейчас разрушенная. Два из трех водопадов для катамаранов не проходим ни при каких раскладах. Вряд ли найдётся экипаж достаточно опытный, смелый и глупый одновременно чтобы туда сунуться.

По пути Виталий Юрьевич много рассказывал об истории этих мест, о браконьерах и о том, что мы здесь можем увидеть и куда можем пойти, а куда не пустят. Отвёз он нас и к монументу памяти защитников Заполярья и на кладбище, где хоронят тех, кого находят сейчас. Дорога всё время идёт вдоль реки, что не есть хорошо. Реки, вроде как закрыты для сплава и находиться на виду не очень хочется. Но что делать.

К 8-и вечера были на месте. По прибытии обнаружили что у бусика лопнула рессора и пробила топливопровод. Попытки хоть как-то подлатать его окончились безуспешно и наш гид-водитель быстренько рванул домой, пока всё топливо не вытекло. Лагерь поставили на песчаном пляжике. Место – не фонтан. Близко к дороге, и усиленно кровососут.

05.07.2004. Понедельник.

Сегодня третий и последний стапель. Этот оказался самым тяжелым. Во-первых количественные повреждения судов уже приобрели качественное значение.
Некоторые повреждения требуют ремонта в мастерской, погнутые трубы не складываются в раму, баллоны травят. Очень жарко. Температура под 30о. При этом не раздеться из-за неописуемой прожорливости комарья, мошки, гнуса, слепней. Поминутно окунаемся в реку. Иногда ныряем в палатки передохнуть. Витя влез в неопрен:

- Лучше помереть от перегрева, чем быть заживо сожранным.

Стапель превратился в пытку.

Но к вечеру всё собрали. Награда за подвиг – на ужин ели серый горох со шкварками и жареным луком.

После ужина стало пасмурно, начал накрапывать дождик, посвежело. Дождик превратился в дождь, дождь – в ливень. Попрятались в палатки. Я влетел в палатку с кружкой чая, которую стал оберегать от опрокидывания как собака любимую кость. В итоге сам её и опрокинул себе на спальник под дружный гогот Дюка и Денисыча. В расстройстве, вылезая в тамбур покурить, ещё и прожег спальник сигаретой... Не понимаю, почему это так смешно!

06.07.2004. Вторник.


У нас в запасе 2-3 дня. Идём не торопясь. Река спокойная. Редкие перекаты, частые плёсы. То погребём, то ещё погребём. От переката до перекура. Но скоро мы подошли к самому, пожалуй, красивому порогу за весь маршрут. “5-й падун” или “Свет в окошке”. Разгонная шивера, два слива, отбойник вдоль правой скалы. Шли на разгруженных катах и от прохождения получили огромное удовольствие. От порога не хотелось уходить. Снизу он смотрится мощно и величественно.

Со стоянками дела обстоят довольно плохо. Места низкие, заболоченные. Встали мы на высоком правом берегу, куда и с пустыми руками забраться не просто. Но наверху – сухо, ровно. За кустами поле, за полем дорога. Уже привычное отсутствие дров решается массовым забегом за веточками, после которого мы не торопясь обедо-ужинаем. Завтра, похоже, последний сплавной день.

07.07.2004. Среда.

С утра в лагере чувствуется некоторое напряжение. Во-первых, сегодня последние и небезынтересные пороги. Во-вторых, в конце дня, если не раньше, нас ждёт встреча с ”Мурманрыбводом”. И что нам эта встреча сулит малопонятно. Собрались, ещё раз оглянулись на “Свет в окошке” и пошли.

Водитель предупредил нас:

- Вы сначала под одним мостом пройдёте, потом рыбнадзор – там точно остановят. Но если вдруг проскочите и дойдёте до второго моста, всё бросайте, хватайте документы и бегите. Там сначала стреляют, потом фамилию спрашивают. Стратегический объект.

Как мы поняли, все побережье Баренцева моря – это один сплошной стратегический объект.


“4-й падун” он же “Юков порог” по такой воде - жалкое зрелище. Нагромождение валунов, между которыми течёт несильная струйка, хотя и круто падающая. Вещи обнесли, из жалости к катам и прошли под правым берегом.
Шивера “Плюшка” и порог “Шампанский” шли с вещами, походным порядком, после беглого просмотра.

Перед “3-им падуном” (он же “Луза”) зачалились к левому берегу. Над порогом как раз и живёт страшный “Мурманрыбвод”. Мы с Дюком пошли знакомиться. Вежливость и наглость в одном флаконе – страшная сила. После 10-и минутной дискуссии на тему “Вы ребята совсем охренели...” нам дали добро на прохождение “Лузы”.

- Ладно, давайте – нам самим интересно.

Порог несложный, но весьма эффектный. Перепад около 2 м, слив водопадный. Правда, при неправильном заходе последствия могут быть весьма плачевными, но это при сильно неправильном заходе. Например, если судно затянуло в порог по ошибке.


Заручившись расположением рыбнадзора, прошли порог несколько раз и разными составами. Потом устроили прощальное купание в выходной струе.

Незабываемые впечатления остались от вида идущей на нерест сёмги. Тут я понял о чём предупреждал в своём дневнике Д.Кувалин: ”нокаут на первой секунде боя”. Заходишь в слив, а оттуда тебе навстречу поросёнок килограмм на 15.

На стоянку встали тут же. Всё цивильно – мусорники, кострища, ровные площадки. Сюда рыбаки приезжают половить сёмгу, естественно, занятие это платное. Лицензию выдают на отлов каждой рыбины. Мы отблагодарили рыбнадзоровцев бутылочкой рижского бальзама, они тоже в долгу не остались и мы здорово провели время в обществе инспектора Игоря. Наслушались разнообразных баек о браконьерах и методах борьбы с ними. Попутно узнали, что мы уже в ЗАТО. Хорошо бы менты нас здесь не увидели.

На холме в отдалении просматривается пусковая установка ракет земля – воздух на боевом дежурстве. Над нами периодически пролетают то ли СУшки, то ли МИГи. А когда уезжали на маршрут над Ригой летали F-16... Дожили.

08.07.2004. Четверг.

Антистапель. В промежутках между налётами комарья жарились на солнце. Рыбнадзоровцы подсоветовали нам машину на завтра до Мурманска.


Вика, Эвия, Витя и Янка пошли осматривать Генерал-гору. Местную достопримечательность, где во время войны располагался штаб немецкой группировки. Вернулись без восторгов и остальные решили туда не ходить.
Вечером устроили праздник. Завтра день рождения Дюка, но мы не дождались и начали поздравлять по рижскому времени в 23. Пили любовно пронесённый через весь поход коньяк – очень нужно заметить недурственный.

Параллельно с распитием Дюка сожгли Васю. Неопрен, оказывается, здорово горит.

09 – 13.07.2004.

Возвращение – как всегда. Достаточно стандартное времяпрепровождение в поездах-городах-кабаках-опять поездах... Встреча в Риге... Объятья и поцелуи... Нас не было 5 недель, кажется - 5 лет.


Не было в этом походе запредельных нагрузок. Не было тяжкой пешки, килей и замирающего сердца у стоящих на страховке. Никакого запредельного экстрима, прохождений на грани. Но чего-чего, а северных красот мы повидали в достатке. Причем самых разных и не на что другое не похожих.

Эти места не спутаешь ни с чем и едва ли забудешь. Думаю, что тоску по заполярью мы на какое-то время удовлетворили... Ну, разве что, Полярный Урал...



 

Комментариев нет:

Отправить комментарий